ГЛАВНАЯ      БИОГРАФИЯ      ФОТОГРАФИИ       МУЗЕИ      ПАМЯТНЫЕ МЕСТА      СТИХИ      ПРОЗА     CКАЧАТЬ          
Home Page Image
 


 

 


 



 

ДРЕВНИЙ ЧЕЛОВЕК

 

 

Рано чувствуется осень, ее спокойствие. Начало августа, а похоже на сентябрь, когда жарко лишь в затишье, на припеке.
   Учитель Иваницкий, человек молодой, но необыкновенно серьезный, глубоко задумывающийся по самому малейшему поводу, медленно поднимается на пологую гору, прогоном через усадьбу князей Козельских. Заложив одну руку за широкий пояс, которым подпоясана его длинная чесучовая рубаха, а другой пощипывая кончики редких белесых усов, учитель горбит свой истяжной стан и щурит зоркие зеленоватые глаза.
   Направо - большой сад за соломенным валом; налево - старая кузня, развалины псарни, пустые сушилки из розовых кирпичей, а между ними - проезд на бесконечное и тоже пустое гумно. В саду, уже поредевшем, тишина, косой солнечный блеск; кое-где золотится паутина; спокойно лежат пятна теней под яблонями; порой с коротким стуком падает в шелковистую, сухую траву спелое яблоко. Дерновая вогнутая крыша кузни вся в наростах мха, бархатно-изумрудных, с коричневым отливом. Раскрытые сушилки тяжелы, грубы, очертаниями своими говорят о чем-то давнишнем. И все это, - мох на кузне, псарня, заросшая лопухами, голые стропила над розовыми стенами, - все так чудесно на ясном голубом небе среди белых круглых облаков. На огромном пустыре гумна воробьи ливнем пересыпаются с одной крапивной чащи на другую. За этими чащами поднимается порозовевший осинник... Учитель идет к Соловьевым, еще раз хочет повидаться с их дедом Таганком. Древен он, как говорят в Козельщине: ему сто восемь, он знаменитость.
   За усадьбой учитель поворачивает налево, в ту широкую улицу, что пролегает между валом гумна и старыми избами бывших княжеских крепостных. Конец ее как бы упирается в небосклон - чуть зеленоватый, сентябрьский. Сентябрь и в верхушках лозин, кое-где растущих перед избами и сквозящих мелкой, желтеющей листвой на белых облаках и лазури; сентябрь в золотистом солнечном свете и прозрачной тени, падающей от изб на улицу, на водовозки прикрытые пегими попонами и армяками... Учитель идет и косится на избы, на их окошечки и крыльца.
   Окошечки крохотные, темные. Крыльца, пороги обросли грязью. Да не лучше и возле них. В крепкой, как чугун засохшей грязи, в которую вросли тряпки, сгнившие лапти, лежат большие камни, на которых летом обедают и ужинают. Дети кричат, перекликаются, лазят по ним. Много детей в Козелщине, и как сопливы они, в каких болячках их щеки и губы!
   - Как тебя зовут? - спрашивает учитель толстого голубоглазого мальчика под лозинкой у двора Фоминых.
   Мальчик молчит. Учитель повторяет вопрос. Мальчик пятится к лозинке, поднимает грудь, надувается так, что багровеет, и молчит.
   Озабоченно бродят куры, раздирают лапами золу, землю, клюют что-то, кудахтают, приманивая цыплят. У двора Климовых спит под водовозкой старуха. Тень от избы скосилась, передвинулась, солнце падает на водовозку, печет лицо, так густо облепленное мухами, точно на нем черный рой привился, печет худой кострец, голые ноги, блестящие от загара. Мальчик в штанах с помочами и шерстяных красных чулках носится среди цыплят, бегающих и на бегу клюющих по земле и по ногам старухи мух, и все норовит затоптать хоть одного из них; цыплята с писком рассыпаются, и он останавливается, выжидает, когда они соберутся в кучку, а как только соберутся, опять со всех ног летит на них.
   Соловьевы разделились. Таганок живет у Глеба. Но учитель идет сперва к двору его другого внука, плотника Григория. Григорий стоит на прогалине между избою и погребом, в проходе на гумна, посреди квадрата из трех ярусов новых, телесного цвета бревен: рубит себе амбаришко. На нем городской картуз, еще не мытая ситцевая рубаха, вздутая розовым измятым пузырем, штаны из чертовой кожи и сапоги. Соловьевы - первые жители в Козельщине. Увидав гостя, он легонько и ловко всекает в бревно блеснувший на солнце топор. Здороваются, садятся на сруб, закуривают.
   - К Таганку? - спрашивает Григории.
   - К нему. Давно не видал...
   - Что ж, дело хорошее. Пройдите, проведайте. Он это любит.
   - А как он? Дряхлеет?
   - Нет, скрипит еще помаленьку. А, конечно, не наше с вами дело: ведь сто восемь. Да и житье, конечно, не сладкое.
   - А что?
   - Да что, надо правду говорить: голодом они его морят, вот главная вещь.
   - Все сноха?
   - Известно, она. Да я так думаю, всему причина брат Иглеб. Его допущение. Он должон защищать, кому же больше? Сам-то Таганок, вы знаете, какой: за всю жизнь цыпленка не обидел.
   - Серьезно, морят?
   - Еще как серьезно-то! У них вон шесть пудов одной ветчины висит, - поверите, ребрышка никогда не дадут. Сами, как праздник, за чай, а он чашечки попросить боится. Ничтожности жалеют...
   - Нда-а, - задумчиво говорит учитель.
   Сипят кузнечики в бурьяне на припеке. Все сохнет, роняет черные зерна: крапива, белена, репьи, подсвекольник. Баба, в красной юбке, в белой рубахе, стоит в чаще конопляников выше ее ростом, берет замашки. За конопляниками сереют риги, желтеют новые скирды.
   - Нда-а, - говорит учитель, едко затягиваясь. - Скирды-то ваши?
   - Нынешний год дал господь, - скромно, боясь сглазить, отвечает Григорий.
   - А чашки чаю жалеют, - ухмыляется учитель. - Что он, и теперь еще хорошо помнит все?
   - На удивление прямо! Все помнит: что когда сделать по дому, что, например, прибрать, купить, где что дешевле, - все первый скажет. Насчет корму, например, разумней его человека нету...
   Проходят к Таганку задами. За двором Григория несколько колодок пчел. Учитель гнется, боится их, а Григорий смеется, уверяет, что пчелы чистого человека не трогают. Тут чуть тянет холодком с севера, под солнцем пыльно и сытно пахнут конопляники. Против конопляников приделано к каменной стене варка нечто вроде шалаша, сбитого из кольев и обшитого замашками. Это и есть летнее жилище знаменитого человека,
   Де-ед? окликает учитель, отворяя дверку. Никто не отзывается - в шалаше пусто. Верно, Таганок в избе. И Григорий уходит искать его. А гость спешит осмотреть шалаш. Все то же. И все так же трогательно. Чтобы не надоедать снохе своим присутствием, сократиться насколько возможно, перебирается сюда Таганок чуть не с великого поста. Гнилые розвальни без оглоблей, покрытые соломки, служат ему постелью. На соломе нет даже попонки. В изголовье, вместо подушки, - свернутый рваный чекмень, и по цвету видно, что чекменю этому полвека. У изголовья - столик из дощечки и кольев; на дощечке - подобие шкатулки, а в ней все добро, все хозяйство Таганка; моток ниток, варежки, тавлинка из бересты с нюхательным табаком... Боже мой, боже мой! Драгоценнейшим даром, даром сказочного долголетия одарила судьба своего избранника! А к чему он тут, этот дар?
   У шалаша лежит большой обрубок, корень дуба На нем дед отдыхает, греется, - обрубок отшлифован полушубком. Учитель садится и ждет. Когда же за углом слышатся шаркающие шаги, поднимается, чтобы уступить Таганку привычное место. Таганок показывается из-за угла, - невысокий, с опущенными плечами, - и подвигается неловко, вразвалку опадая с одной ноги на другую. Ноги толсто опутаны онучами, в больших лаптях. Полушубок, почти голый с исподу, - вытерлась овчина, - стал широк, полы его висят. Большая шапка надета глубоко, немного криво. Увидав гостя, Таганок стаскивает ее обеими руками, как ребенок, кланяется низко. Длинные волосы, уцелевшие вокруг его темного черепа, белы и легки, как ковыль. Легка, бела и косая борода его. Выцветшие, налитые слезами глаза ничего не выражают, кроме не то покорности, не то грусти.
   - Здорово, дедушка, - говорит учитель, садясь на землю, - Как поживаешь? Надевай шапку-то...
   Таганок колеблется. Он, одолев больше века, невольно и сам считает себя особенным человеком. Но заслужил ли он наконец право быть при господах в шапке, этого он еще не знает. Поколебавшись, обеими руками надевает ее.
   - Садись на обрубок-то, тебе покойнее будет... Таганок, помедлив, садится; поправляет полы, складывает на коленях черные руки и что-то думает.
   - Энтих уж нету, - говорит он медленно и так, точно разговаривает не с учителем, а с кем-то другим. - Энтих уж нету, что покоили-то...
   - В старину лучше было? - спрашивает учитель.
   - Гм! - слабо улыбается Таганок. - В два раза лучше было...
   Все старики играют, притворяются чересчур старыми. Таганок не играет. Он нечеловечески прост. Учитель, как всегда, не спускает с него глаз; его волнуют странные мысли: подумать только - при Таганке прошел один из самых замечательных веков! Сколько было за этот век переворотов, открытий, войн, революций, сколько жило, славилось и умерло великих людей! А он даже малейшего понятия не имел никогда обо всем этом. Целых сто лет видел он только вот эти конопляники да думал о корме для скотины! И сидит он так смиренно, так неподвижно. Опустил плечи, сложил на худых коленях черные, спеченные столетием руки, перекрестил искривленные работой и простудой пальцы, а мухи ползают по ним, сучат ножками. Белый мотылек спокойно, как на дереве, замер на его детски худой и черной шее, окаймленной воротом серой рубахи. Шапка надвинута глубоко; из-под шапки видны концы редких, длинных, зеленовато-белых бровей, устало приподнятых. Нижнее веко левого глаза немного разорвано и оттянуто книзу; этот глаз, полный слезою, совсем безжизнен. В правом - слабая мысль, слабая жизнь, чуждая всему нашему миру. Он, этот столетний человек, еще слышит, видит, разумно толкует с внуками о хозяйстве, помнит все, что нужно нынче или завтра сделать по дому, знает, где что лежит, что требует поправки, присмотра... И все же весь он в забытьи, в мире своих далеких воспоминаний. Что же это за воспоминания? Часто охватывает страх и боль, что вот-вот разобьет смерть этот драгоценный сосуд огромного прошлого. Хочется поглубже заглянуть в этот сосуд, узнать все его тайны, сокровища. Но он пуст, пуст! Мысли, воспоминания Таганка так поразительно просты, так несложны, что порою теряешься; человек ли перед тобою? Он разумный, милый, добрый. Следовало бы с благодарностью поцеловать его руку за то, что явил он нам, воплотив в себе редкое благословение неба. Но - человек ли он?
   Говорит Таганок очень медленно, но не путаясь; выражает мысли с трудом, но точно. Он знает, что, волею судьбы, возложена на него обязанность толковать с гостями прежде всего о старине. И сам спешит дать повод к расспросам.
   - Тепло, - говорит он, поводя плечом, что пригрето опускающимся солнцем. - Кровь-то моя уж холодеет... Студился, бывало, часто... А все отчего? В старину ведь в извозы ходили...
   Учитель начинает расспрашивать его. И опять, опять слышит только давным-давно знакомое. Был дед два раза у хохлов, за Воронежем; был два раза в Москве, раз пять в Калуге; и много, много раз в Белеве...
   - Что же? - спрашивает учитель, домогаясь обобщений. - Нравились тебе хохлы?
   - Хохлы-то? - отвечает Таганок, - Ничего...
   И, уже покончив с общим, переходит к частному:
   - Мы туда под сретенье поехали... У меня тогда четыре лошади было... Прокорми-ка их! Ну, поехали туда порожняком... Оттуда пшеницу наклали... Доправили все честь-честью, стали барыши считать... Ан только себя самих да лошадей оправдали...
   - А француза помнишь?
   Таганок думает.
   - Француза-то? - спокойно говорит он. - Это какой в Москву приходил? Нет, не помню...
   - А Москва при тебе велика, хороша была?
   - Большая... Приедем, бывало, в нее. Поставят нас на Болоте в ряд... Мы и стоим... Как хлаг спустят, может значит, купец какой купил что, подойтить, взять свой товар... Ну, подойдет, глянет и отправит его: либо на Воробьиные горы либо еще куда...
   Учитель нервно курит, хмурится: нет, ничего путного не выходит из его расспросов!
   Он щиплет концы усов, собирается с мыслями, стараясь представить себе невозможное, - картину одной из самых долгих человеческих жизней, картину целого столетия; он силится войти в душу и тело этого необыкновенного человека - и никак не может примириться с тем, что говорит необыкновенный человек очень обыкновенно, рассказывает же только пустяки. "Систематически надо, систематически, - думает учитель, - с самого начала надо начать..." Но краткие, трогательные и пустяковые ответы Таганка сбивают с толку, вызывают беспокойство, лишают охоты расспрашивать. "Рано ты начал помнить себя?" - "А бог его знает, не знаю... Ведь мы, - слабо улыбается дед, - народ темный, в лесу живем, пням молимся... Допрежь тут везде леса были..." "Какие леса?" - "А всякие. Дуб, например, сосна... Разбойники водились..." - "Разбойники? Ты историю какую-нибудь о них помнишь?" - "Нет, истории, слава богу, никакой не было..." - "Ну, а село какое было? Меньше теперешнего?" "Все такая же... Церковь только на старом кладбище стояла, а не возле училища... Я четырех попов пережил..." Но каковы были эти попы, похожи ли на теперешних, этого Таганок не умеет рассказать. Но, может быть, он хорошо помнит господ, князей Козельских, и о них расскажет что-нибудь путное? - Помнить-то помнит... Но узнает учитель только то, что было три генерала: Семен Милыч, Мил Семеныч и Григории Милыч: что господа они были хорошие, что особенно "лихим" нравом отличался Мил Семеныч...
   - Тебя пороли? - спрашивает учитель. Однова только. Да еще - в шею раз дал мне Мил Семеныч... На постройке... Я бревно не тое ухватил... Вот продавать - продавали...Возили... осерчал барин на нас, на ребят... Ну, и отправил одиннадцать голов... В энтот, в Белев-то... Ну, привезли нас на базар, постановили друг с дружкой... Подошел бурмистр селезневский... Мы было дюже оробели, да не сошлось что-й-то дело... А за меня хорошо - полтораста пять давали...
   Солнце уже скрылось за далеким полем; гуще и свежее пахнут конопляники в вечерней тени, роса пала на огороды. Почти черное, гробовое лицо Таганка стало еще безжизненнее, глаза совсем остекленели. Ему холодно, он кутается в полушубок, оправляет полы, глубже надвигает шапку и засовывает руки в рукава.
   - Покойник Семен Милыч был крут! А помер он, заступил его место Мил Семеныч, - стало и совсем никуда... Молили мужики, чтобы ему бог смерти дал... А я, бывало, скажу; "Напрасно вы его сбиваете. Не сбывайте, - хуже будет..." Так оно и вышло... Да...
   Таганок отдыхает; потом опять заводит медленную речь:
   - Да... А как помер Мил Семеныч, привезли гроб в засмоленном рундуке... Скрозь рундук дрянь, кровь пролила... Нехорошо помер, без болезни, тело не выболело... Как, значит, кому назначено...
   Учитель с трудом дослушивает этот тяжкий рассказ и поднимается.
   - Ну, прощай, до свидания, дед, - говорит он. - Дай бог тебе еще пожить.
   Таганок кротко поднимает брови.
   - Пожить-то? - отвечает он. - Да ведь и так уж сто с восьмеркой...
   И, помолчав, опускает голову.
   - Но ведь хочется небось?
   - А бог ее знает...
   Но позволь, ты-то сам как чувствуешь?
   - Да что ж чуствовать? Тут чуствовать нечего... Чуствуй, не чуствуй...
   - Позволь: ну, а если бы тебе, например, предложил пять лет прожить или год, - что ты выбрал?
   Таганок слабо улыбается, глядя в землю:
   - А господь ее знает...
   И учитель тупо, долго глядит на него. Потом решительно пожимает его твердую ледяную руку и уходит.
   Он уходит за деревню, в поле, и долго шагает в полутьме по мягкой, пыльной дороге.
   Возвращается уже в сумерки. Не спеша идет по улице. Огней нет, избы темны и тихи. Все спят. Пахнет жильем - как-то особенно. Тепло, по-ночному. Сухо трюкают осторожные сверчки, Вот опять изба Глеба. Она вымазана известкой, слабо белеет. Стекла ее сини от вечера, в них еще слабо отражается небо. Внизу, по земле, реет какой-то еле заметный отсвет, отчего изба и полушубок кого-то сидящего, на голыше возле нее странно выделяются. Кто это? Неужели Таганок?
   - Дедушка, еще здравствуй, - негромко говорит учитель, очень тронутый видом этого одинокого, чужого всему миру человека, пережившего и всех сверстников своих и всех детей их.
   - Кто это? - тихо откликается Таганок.
   - Да я, учитель... Что же ты не спишь?
   Таганок думает. Отвечает он теперь еще медленнее:
   - Да какой наш сон... Древен я... А ночь эта - как медведь идет она на меня...
   "Это не ночь, а смерть", - думает учитель; и, помолчав, спрашивает:
   - Ну, а как же? Пожил бы еще?
   Тихо. Трюкают сверчки. На порог избы вышла дымчатая кошка, сбежала на землю - и стала невидима. Слабо белеет борода Таганка. Темного, гробового лица его не видно. Жив ли он?
   Жив. Долго спустя он отзывается:
   - Пожил бы... И пять годов одолел бы еще... Да за пять-то годов...
   Он, видно, вспоминает сноху, свой шалаш, свою беспризорность, беспомощность.
   И легонько вздыхает:
   - За пять-то годов вошь съест. А то пожил бы.
  
   8. VII. 1911