ГЛАВНАЯ      БИОГРАФИЯ      ФОТОГРАФИИ       МУЗЕИ      ПАМЯТНЫЕ МЕСТА      СТИХИ      ПРОЗА     CКАЧАТЬ          
Home Page Image
 


 


 



 

О ДУРАКЕ ЕМЕЛЕ, КАКОЙ ВЫШЕЛ ВСЕХ УМНЕЕ

 

Емеля был дурак, а прожил на свете так, как дай бог всякому: не сеял, не пахал и никакой работы не знал, а на печке сытенький полеживал. К самому царю на оправданье на печке ездил.
   Пошел по воду Емеля, - его братья по сторонам нанимались, а он только на печи лежал и невесткам угожал, за водой вразвалочку ходил, дрова колол да сладким сном занимался, - пришел на речку, а в воде черная щука ходит. Он ее поскорей за хвост и давай на берег тащить, а она его со слезьми об милости просить:
   - Мол, пусти меня, Емеля, я гожусь тебе в некое время. Он ее бросил, отпустил, а она и говорит:
   - Проси, чего тебе хочется, не хочется.
   - Мне, - говорит Емеля, - ведра несть не хочется: пущай сами идут.
   Она сейчас сказала: "По щучью по веленью, по моему прошенью, идите, ведра, собой сами!" - Они и пошли сами ко двору. Емеля следом за ними поспешает, песенки потанакивает, а они покачиваются, как утки, сами идут. По селу народ встречается, во все окна глядят: глянь-ка, мол, глянь, у Емельки ведра сами идут! - А он дошел до двора и шумит:
   - Эй вы, двери-тетери, по щучью по веленью, по моему прошенью, отворяйтесь, двери, собой сами! Мне неохота себя трудить, у меня одна думка - послаже на свете пожить!
   Тут двери сейчас собой сами растворились, а ведра только через порог посигивают, стали в избу прядать-скакать, а невестки от них куда попало кидаются, испужались дюже:
   - Что это, дескать, такое, что это ты, дурак, дуросветишь? Где ты такое взял, что ведра у тебя сами ходят?
   - У вас, - говорит Емеля, - не ходят, а у меня, - говорит, - ходят. Это уж пущай умные хрип-то гнут! Пеките мне блинов за работу!
   Ну вот и не раз и не два ходил Емеля таким побытом на речку, и все ведра у него сами гуляли, Потом, глядь, дров нету. Они и просят его, невестки-то:
   - Емеля, а, Емеля, у нас дров рубленых нету. Ступай скорее за дровами, а то тебе же на печи холодно будет.
   Он опять им, ни слова не говоря, покоряется, выходит, стало быть, на двор с ленцой, с раскорячкою и приказывает:
   - Мне, - говорит, - смерть не хочется дрова рубить, ну-ка, по щучью по веленью, по моему прошенью, руби, топор, сам. А вы, дрова-борова, идите собой сами в избу, мне не хочется вас носить, себя беспокоить. Сторона наша, дескать, богатая, лень дремучая, рогатая: в тесные ворота не лезет!
   Топор-колун сейчас у него из рук шмыг, взвился выше крыши и пошел долбить, двери в сенцы, в избу распахнулись, а дрова и давай скакать - прыгают, вроде как рыбы али щуки, а невестки опять дуром этого дела испужались, прячутся какая под стол, какая под коник, - мол, попадет, насмерть ушибет! - а топор так и крошит, так и валяет, - во-о сколько нашвырял, цельное беремя. Невестки Емелю с гневом ругают, грозят братьям нажалиться, а он только, как сом, ухмыляется:
   - Вы блины-то мне пеките знайте да маслом дюжей поливайте, - а сам опять на печь в отставку полез, спать да дремать, мусором голову пересыпать.
   Потом не за долгое время и на дворе дрова перевелись. Невестки приступили, в лес его посылают, братьями тращают, нынче, братья с работы придут, мы им накажем, что ты нас не слухаешься, только лежишь да тараканов мнешь, они тебя, облома, не помилуют. А он, Емеля, на расправу жидкий был, страсть этого боя боялся, вскочил поскорей с печи, оделся в свой зипун-малахай, кушаком подпоясался, взял топор-колун и заткнул за кушак за этот. Невестки говорят - тебе надо лошадь запрячь, ты ведь сам не умеешь по своей дурости, а он говорит, а на что она мне, лошадь-то, - только маять ее? Я и на санях на одних съезжу, у вас не ходят без лошади сани, а у меня ходят.
   Пошел к саням, подвязал оглобли назад, сел и приказывает: "По-щучью по веленью, по моему прошенью, отворяйтесь, ворота, сами!" Ворота сейчас растворяются, а он кричит: "А вы, сани, ступайте в путь-дорогу сами!" Сани и полетели, - их лошадь так не везет, как их понесло! - скачут через город, людей с ног долой сшибают, давят, a ему, Емеле, и горюшка мало. Народ - "ах, ах, сани сами едут!" - хотели его окоротить - куда тебе, его и след замело! Потом приехал он в лес, остановились эти сани, значит, в лесе. Слезает он с саней. Емеля вынимает топор из-за пояса:
   - Ну-ка, - говорит, - руби, топор, по моему пощучьему веленью. А я посижу, погляжу, в голове маленько почешу, страсть свербит что-й-то!
   Топор сейчас же начинает рубить - только звон жундит по лесу! Нарубил сколько надо, потом Емеля и говорит: "А вы, дрова, по моему прошенью, ложитесь в сани сами, мне неохота вас класть, это мне не сласть". Дрова и пошли прядать, головами мотать да укладываться в сани. Навил Емеля воз, заткнул топор за кушак-подпояску, садится на сани и приказывает, ступайте, мол, теперича, сани, сами собой ко двору. Сани опять пустились стрелой по городу, дворяне и миряне увидали - "ах, ах, опять этот злодей, какой народ подавил!" - хотели его перенять, забежали под дорогу с дубинками, с рогачами, только не тут-то было, перенять-то его! Подавил с возом народу еще боле, чем когда порожнем ехал, приезжает ко двору, невестки оглядели в окно и давай опять ругать его, - вот, мол, дурак какой глупый, сколько ты, облом, народу безвинно подавил, а он им отвечает, а зачем, говорит, они меня на табельной дороге окорачивали с дубинками, с рогачами, под сани лезли? Потом сказал свое щучье слово, ворога перед ним враз растворились, он и въехал во двор с возом. Тут опять, значит, посигали дрова-поленья в избу, напужали невесток опять этим стуком, а Емеля-дурак залез на печь и опять наказал печь ему блинов поболе да маслом мазать пожирнее.
   Ну вот он ел, ел, потом глядь в окно, а тут розыск, ищут его сотники, староста, хотят к наказанью представить за все его баснословья. Он, был, забился куда потемнее в угол, в сор, в паучину, ну только все-таки они его нашли там, на этой печке.
   - Слезай, - говорят, - Емеля, пришло твое время. Что это ты дуросветишь, народ калечишь? Вот мы тебя заберем и в холодную отведем, как это, мол, ты без лошади ездишь, неладно делаешь, чепуху творишь?
   Зачали его с печки снимать, тащить, хотят его покою лишить, а он обиделся на них и говорит дубинке своей, какая у него в углу стояла:
   - Ну-ка, - говорит, - покажи им, дубинка, белый свет!
   Сказал свое щучье слово, а дубинка как взовьется, как козлекнет из угла, да и давай их строчить по рукам, по головам, старосту и сотников этих. Они - ах, ах, что это, дескать, такое, что дубинка нас по головам кроя? - да поскорей вон из хаты. Кинулись к становому, к стражникам, он, говорят, нас не слухается, а силой его никак не возьмешь, идите, значит, сами, может, он вас боле почитает, а про дубинку про эту, какая их угощала, понятное дело, молчок. Потом собрались все урядники, стражники и сам становой с ними, староста им указал, где он, Емеля, спасается, они и входят в избу к нему всем гуртом:
   - Ну, теперь, Емеля-дурачок, мы тебя с солдатами заберем, саблями тебя зарубим, - слезай скорей с печи, надевай зипун на плечи, к допросу отправляйся!
   А он опять не слухается, - их полна изба напихалась, а он опять не идет, в углу песенку поет:
   Ой, вы, очи, ясные мои очи,
   Емеля на расправу итить не хоча!
   Они его честью умоляют, а он опять свое, опять эти очи поет. Ну, как они его опять раздражили, он и говорит:
   - По щучью по веленью, по моему моленью, - а дубинка эта так и лежит с ним на печке, - ну-ка, - говорит, - дубинка, попотчуй их сахаром!
   Та дубинка сейчас встает и давай их охаживать с головы на голову, станового и стражников, и повыгнала, значит, всех из хаты вон.
   - Ну что теперь с ним делать, - становой говорит, - как его нам взять, ребята?
   А один стражник и надумайся:
   - Давайте, - говорит, - обманом возьмем. Скажем, что тебя сам государь велел пригласить. Он тебе велит всяких пряников медовых надавать. (А он, Емеля, любитель был есть эти пряники и жамки.) Он тебя, мол, досыта накормит, государь-то.
   Сговорились так-то, пришли и давай его улещать, волновать. Ну он и согласился. Ну хорошо, говорит, благодарю вас за внимание, ступайте ко двору и не беспокойте себя, - я сам к нему, к государю, поеду.
   Они и ушли все от него, а он и приказывает печке:
   - Ну-ка, - говорит, - печка, ступай-ка теперь, по моему приказу, к самому к царю во дворец! Про нас с тобой слава до самого царя дошла. Он, государь, обещает меня жамками накормить, а я любитель до них.
   Печь сейчас же заворочалась, захрустела, загремела по избе, выпросталась наружу с ним и полетела стрелой, а он развалился на ней, все равно как на пассажирском поезде на паровозе едет. Подъезжает к государеву дворцу, приказывает царским вратам отворяться и прет прямо на печке на этой к балкону, к крыльцу к главному, а сам шумит, кричит во всю глотку, во всю праведную, "ой, вы, очи, мои ясные очи!" Часовые слуги бегут, хотят его унять, усовестить, а государь услыхал этот шум-бардак и сам, значит, вместе с дочкой-наследницей на крыльцо выходит:
   - Что ты, - говорит, - невежа, тут кричишь, зачем ты, - говорит, - в наши царские покои приехал, чудеса творишь, на печке ездишь? Сказывай, кто ты такой. Ты, верно, Емеля-дурачок?
   А Емеля подымается с печки, разбирает виски с глаз, утирает сопли-возгри и кланяется ему, государю своему:
   - Так точно, мол, ваше императорское величество, это я самый и есть. Я, - говорит, - затем сюда приехал, государь-батюшка, что вы меня звали пряниками кормить, а я любитель их есть.
   - Я тебя не пряниками кормить, - говорит ему государь с гневом, - я тебя велю сейчас в тюрьму забрать! Я тебя, - говорит, - заберу под арест.
   - А за что же, ваше императорское величество, заберете вы меня?
   - А за то, - говорит, - что ты на санях без лошади ездишь, народ смутьянишь и жителей большое число подавил, помял. Я велю сейчас тебе голову снесть. Вот тебе меч и голова долой с плеч!
   Царь ему говорит - на тебя жалоб много, за это тебе нехорошо будет, за бесчестье такое, а он опять играет песню "ой, вы, очи, мои ясные очи", на печке лежит и песню кричит во все рыло. Государь осерчал, разгорячился, крикнул прислуг часовых, - взять, дескать, его в двадцать четыре часа! - а Емеля, понявши такое дело, полны портки со страху напустил и говорит поскорей:
   - По щучью по веленью, по моему низкому прошенью, влюбись в меня, царская дочь-наследница, просись замуж за меня!
   Прислуги бегут, хотят его с печи тащить, а царская дочь начинает государя со слезьми за него просить:
   - Лучше, мол, государь-батюшка, меня сказните, - я не могу его злой смерти перенесть, у него волшебное слово есть. Вы, - говорит, - не глядите, что он такой сопатый, толстопятый, глаза дыркою, нос просвиркою, он нос утрет, за Иван-царевича сойдет!
   Ну государь и сжалился на нес, наследницу свою. Оттрепал для видимости Емелю-дурака за вшивый вихор, наказал ему строго-настрого больше так-то не охальничать, накидал ему на печку из собственных рук леденцов-пряников, а Емеля накланялся ему, набил зоб этими закусками, дубинкой махнул, печку повернул и пошел чесать на печке ко двору, скачет-летит, а сам еще пуще прежнего свою песню шумит, - только по лесу отзывается!
   Тут долго ли, коротко ли, только царская дочь, как только он, значит, скрылся с глаз долой, и зачни по нем сохнуть, горевать: он ей просто с ума нейдет, - дюже влюбилась в него по этому по щучьему слову! Государь видит ее муку и, наконец того, обращается к ней, просит ее во всем сознаться, Ну, она ему и поклялась:
   - Государь, мол, батюшка, я вся истянулась, истощала по нему, по Емеле-дураку. Не отдавай мне царства-государства, а построй мне фамильный склеп-могилу, коли не хочешь меня замуж за него отдать!
   Ну что тут делать государю при таких речах? Он опять сжалился на нее и посылает сейчас посланников в эту деревню, где, значит, Емеля проживал, лаптем щи хлебал. Приехали эти посланники верхом на конях, нашли его в этой деревне, взошли в избу и давай его умолять:
   - Емелюшка, милый, видно, мол, добился ты своего: не будешь ни пахать, ни косить, будешь только жамки в рот носить. Государь тебя честью к себе просит, хочет дочку за тебя выдать. Утирай свои сопли, чеши свои кудлы, надевай портки-рубаху - мы тебе за сваху!
   А он, Емеля, еще ломается, - а, дескать, теперь мил стал!
   - Я, - говорит, - по-людски ничего не хочу делать. Я всем головам голова. Я на печи поеду. Мне ваши кареты-коляски без надобности. Мне с печи слезать не хочется. Моя думка одна - себя не трудить, а на свете послаже пожить.
   Посланники, понятно, и на то обрадовались, - им царь не велел бея него и на глаза показываться, - на все его причуды подписываются, в пояс ему кланяются, а он велит братьям с невестками прибраться как надо и с ним вместе ехать - полно, мол, вам тут в лесу сидеть, на пни глядеть! Они в голос, кричат, рыдают, не хотят с домом расставаться, робеют этого дела, ты, говорят, и нас под великую беду подведешь, а он говорит, если, говорит, честью не поедете, я вас силком посажу. Велел всем жаровые рубахи, красные сарафаны надевать - они, дурачки-то, любят красненькое, - насажал всех на печку, чисто цветы какие, наказал сидеть смирно-благородно, заиграл свою веселую песню и попер наружу, - только пороги затрещали!
   В поле навстречу ему - коляска золотая, - государь, значит, выслал, - солдаты везде стоят, честь отдают, на караул держат-тянутся, а он их и во внимание не берет, и опять его печка прямо к балкону везет. Выходит государь: "Приехал, говорит, Емеля?" - "Приехал, мол, так точно. А на что, государь-батюшка, я нужен вам?" - "А на то, говорит, нужен, что сокрушили вы мою дочку, хочу вас повенчать с нею. С печи, говорит, поскорее слезайте, а вы, дочка наша, хлеб-соль ему подавайте".
   Ну, Емеля, понятно, поскорей долой, ему только и надо было этого приглашенья, велел и братьям с невестками слезать, стать в сторонке и шепоту никакого не делать, потом поцеловал как надо государю ручку, невесте честь-честью поклонился, - хоть бы и не дураку впору! - хлеб-соль принял, и пошли они, значит, всем миром, собором прямо в царские хоромы. Там государь доложился домашнему священнику, велел ему в церковь итить, все к венцу готовить, а сам вынес икону заветную и благословил Емелю с своей дочкой на жизнь вечную. Потом, понятно, нос ему утерли, в бане отмыли, в красный кафтан нарядили и свадьбу по всему закону сыграли, а государь под него туг же полцарства своего подписал.
   Я на том пиру, как говорится, был, да, признаться, все это дело забыл, - дюже пристально угощали: и теперь глаз от синяков не продеру!
   А Емеля стал жить да поживать, на бархатных постелях лежать, душу сладкими закусками ублажать да свою царевну за хохолок держать:
   - Мол, и без меня управятся, - с государством-то!
  
   Париж. 1921