Весёлые путешествия





Грузия


Грузия — просто удивительно разнообразная страна. На довольно небольшой территории нашлось место для теплого моря, величественных гор, древних церквей и храмов, старинных городов, пещер, водопадов, рек и озер.

Достопримечательности

Мцхета

Мцхета - очень древний город, самая первая столица Грузии, фактически сердце грузинской цивилизации, хотя от его прошлого осталось всего несколько храмов, из них только два - крупные. Фактически, это даже и не город, а большое село, хотя реконструкция 2010 года сильно его улучшила. В Мцхету можно добраться из Тбилиси быстро и дешево, там можно много всего посмотреть, за что её и ценят туристы.
История
Поселение на месте Мцхеты появилось в далёкой древности. Возможно, еще в бронзовом веке. Высокий скалистый мыс на слиянии двух рек был настолько удобен во всех смыслах, что его не могли не заметить. Однако столицей он стал далеко не сразу. Хронисты Х века писали, что первым был построен город Армази, а вторым - Мцхета. Про существование более древних центров - Ховле и Каспи - в Х веке уже забыли. Леонтий Мровели о той полумифической эпохе писал так:
Сей Картлос пришел первоначально в место, где Арагви впадает в Куру, и взошел на ту гору, что именуется Армази. И впервые создал на ней крепости и воздвиг на ней себе дом и дал той горе имя свое — Картли. И до воздвижения на ней капища Армази называлась гора та Картли, отчего и назвалась вся Картли — Картли. ... Преставился Картлос и погребли его в центре Картли, который ныне называется Армази. ... А Мцхетосу, что был первейшим среди братьев своих, досталось место пребывания отца его Картлоса, которое ныне именуют Армази. Он же построил у слияния Куры и Арагви город и назвал его именем своим — Мцхета.
С тех дней и до советской эпохи город стоял на узком мысу, который обрывался скальными обрывами в пойму Куры и в пойму Арагви. Две эти горные речки сливались под его скалами и действительно "сливаяся, шумели", "обнявшись будто две сестры".
В 65 году до нашей эры сюда пришёл с римской армией полководец Помпей. Он занял Мцхету и Армази и построил мост через Куру. Этот мост простоял потом очень долго и явно перестраивался несколько раз и дожил до ХХ века. В народе принято думать, что это тот самый мост Помпея в чистом виде.
В первые века нашей эры столица постепенно перенеслась в Мцхету, а Армази остался в основном центром поклонения. В Мцхете находился дворец царей Иверии. В те эпохи город занимал пространство от Куры до того места, где сейчас городская площадь с фонтаном.
В IV веке здесь жила Святая Нина и здесь происходили все события, связаные с Крещением Грузии. Уже в VI веке столица постепенно переехала в Тбилиси, но Мцхета осталась важным транзитным торговым городом, через неё шли караванные пути на север, через горы в Аланию. В 736 году Мцхета была разрушена арабской армией полководца Мервана, будущего халифа. После разрушения она надолго утратила городской статус, превратившись в деревню. Здесь она странным образом повторила судьбу армянской столицы Вагаршапат.
В советское время город изменился до неузнаваемости. Галечную пойму реки Арагви засыпали и там образоался огромный луг - сейчас там стоит парковка и здание полиции. В 1930-е годы завершилось строительство Земо-Авчальской ГЭС, которая подняла уровень Куры и Арагви на несколько метров. Под водой счезли мцхетские скалы и мост Помпея. Город на скалах превратился в город на низком берегу озера. Сейчас туристы смотрят на Мцхету с обзорной площадки у храма Джвари и не понимают, где же "сливаяся шумят струи Арагви и Куры". А они давно уже не шумят. Теперь тут шумит камыш и крякают утки. Зато город превратился в райцентр и областной центр и население его возросло до 7 или 8 тысяч человек.
Три главных объекта в Мцхете это: Собор Светицховели, храм Самтавро и крепость Бебрисцихе. К ним можно добавить археологический музей и отдельно Самтависский могильник. Я бы еще добавил монастырь Антиохия (чуть восточнее Светицховели), однако про него почти ничего не известно.
Светицховели - первый и главный храм в Грузии, основанный в IV веке, перестроенный в V веке, затем в 1029 году, и в XV веке восстановленный. Один из самых больших в стане. Главный объект туристического паломничества в городе. Это громадное сооружение, хорошо заметное отовсюду, сейчас окружено каменной (галечной) стеной XVIII века. Со стороны площади и улицы Арсукидзе видны каменные остатки епископского дворца XI века - от него сохранилась даже арка ворот.
Храм Светицховели станен. Он очень хаотичный, несемметричный и неровный. Его южный фасад не похож на западный. Внутри он тоже беспорядочен: даже его опорные колонны имеют разную форму и стоят не в линию. Здесь криво всё.
Основной вход находится на западной стороне, северная и южная двери часто закрыты. Вы попадаете в собор через большой портик, под сводом которого обычно стоит корзинка с тряпочками для женщин. Дресскод тут строгий. Женщины в штанах и мужчины в шортах не приветствуются. Сами двери сейчас деревяные, с фигурами 12-ти апостолов и изображением ангелов, устанавливающих Столб.
Войдя в храм, вы видите впереди его центральный громадный неф и ряды колонн справа и слева. Если сразу поднять голову вверх, то там чуть слева можно расмотреть дыру - это тайник, куда в сложные моменты истории прятали церковные ценности. Сразу справа видна купель для крещения: предполагается, что это то самое место, где Нина крестила царя Мириана и Нану. Рядом на стене висит икона, где изображены Мириан, Нана, и Нина по центру между ними. Кстати, непонятно, крестила ли Нина царя лично или только подвела его к этой мысли. По тем временам женщины могли и не иметь права крестить людей.
Далее имеет смысл присмотреться к опорным стобам.
Сейчас в храме 8 опорных столбов, из низ 4 - подкупольные. Храм - продукт перестройки базилики эпохи Горгасала, которая могла быть идентична Болнисскому Сиону. В болнисском храме 10 столбов. Легко заметить, что и в Светицховели когда-то было 10, но два из них отсутствуют: один заменен на каменный саркофаг Животворящего Столба, а симметричный ему убрали, вероятнее, для красоты. А вот когда исчезли два эти столба? Было ли их отсутствие заложено в проекте? Похоже, что нет. Складывается ощущение, что столбы исчезли уже после постройки собора, поэтому все своды над ними споектированы так, как будто столбы стоят на своем месте - например, арка свода от южной стены идет к этому виртуальному столбу, но реально упирается в другую арку.
Сами опорные столбы достойны отдельного внимания. Они все разной формы и ориентированы кто куда. Певый столб слева наименее интересен. А вот первый столб справа необычен: археологи проделали в нем несколько глубоких дыр, чтобы выяснить, что же там внутри. Второй столб по левой стороне частично разобран снизу, так что виден кусок базы столба V века. То же самое у двух третьих столбов. Древнее основание лучше всего видно у третьго правого столба. Хорошо видно, что оно имело форму креста - кстати, как и в Болнисском Сионе, что намекает на то, что это были однотипные храмы.
К третьему правому столбу пристроен каменный трон патриарха - он появился в XVII веке и в то же время расписан фесками в персидском стиле. Сейчас он как трон не используется.
Самтавро - второй крупный храм Мцхеты, построенный едва ли не сразу после Светицховели. На этом месте находился куст ежевики, под которым жила Святая Нина. Строго говоря, на месте ежевичного куста (Маквловани) была построена Малая Церковь, а основной храм (Преображенский) был построен позже, после смерти Св. Нины. По Вахушти Багратиони: "Мириан построил церковь с каменным куполом, великолепную и сам был там похоронен /.../ и похоронен был Мириан к югу от среднего столпа, и на четвёртый год умерла царица Нана и похоронена к западу от того же столпа, где был похоронен царь."
Карибче - уникальное место, на виду у всех, и при этом мало кому известное. В советское время здесь строили кинотеатр и при рытье котлована нашли остатки старых городских ворот. В итоге театр сделали двухэтажным,на втором этаже кино, на первом - экспозиция. Сейчас сильно запущено, но посмотреть стоит. Находится прямо у площади, рядом с археологическим музеем.
Монастырь Антиохия - крохотный женский монастырь, который официально называется монастырем Стефана Первомученика, а неформально - Антиохия. Если идти от главной площади Мцхеты по сувенирной улице прямо, то она выведет к этому месту. Наверное, в досоветские времена этот монастырь стоят непосредственно на скалах на слиянии двух рек. Может быть, мимо шла тропа к броду через Арагви и далее на Джвари.
Он построен вроде бы в IV или V веках, но был сильно разрушен во время арабского нашествия 735 года и восстановлен только в поздние века. От ранних эпох остались каменные фрагменты, от поздних - кирпичные. К сожалению, с этим храмом не связано никаких историй. Он просто есть. Больше ничего о нём не скажешь. Имеет смысл обратить внимание к камням с южной стороны: это явно бывшее кладбище. Явно античной эпохи. Там даже остались фрагменты каменных гробов, как в Самтаврском могильнике.
Бебрисцихе - крепость на северной окраине современной Мцхеты. Время возведения не очень ясно. Археологи нашли вокруг некие предметы античной эпохи. В литературе крепость упоминается в 1156 году в связи с тем, что здесь умер царь Деметре I. Весной 2010 года крепость серьезно пострадала в результате оползня. Сейчас находится в аварийном состоянии, находится в ней считается опасно, обсуждались планы по реставрации, но после выборов-2012 об этой реставрации уже можно забыть.
Крепость стоит сразу у трассы, которая ведёт из Мцхеты на север. Тбилисская маршрутка делает здесь остановку. С точки зрения автостопа крепость - важная точка привязки. От нее можно пройти немного вперед, спуститься вправо на автобан и там будет удобная стартовая позиция.
Могильник Самтавро - иногда называется Самтависский могильник или Долина Самтавро. Это интересное, хотя мало кому известное археологическое место, которое находится в черте современного города, в 600 метрах на север от храма Самтавро, на западной стороне трассы. Пишут о нем так:
Между монастырем Самтавро и Военно-Грузинским шоссе расположен самтависский могильник, открытый в 1871 г. при проведении шоссе. Могилы на кладбище расположены ярусами; в нижнем они имеют вид колодцев, покрытых сводами из булыжника, выше они сложены из больших каменных плит. Предметы, добытые из могил, свидетельствуют, что могильник служил для погребения в течение целого ряда веков; нижний ярус гробниц относится к началу железного века, т. е. приблизительно к Х веку до Р. Х., а верхний — к христианской эре (здесь найдены монеты императора Августа). Черепа, добытые из самтаврских гробниц, отличаются формой от черепов современных обитателей Кавказа и принадлежат долихоцефалам, между тем как теперешнее население относится к короткоголовому типу. Большая коллекция предметов из самтаврского кладбища, собранных Ф.С. Байерном, находится в Кавказском музее в Тифлисе.
И еще цитата:
В 1938 г. началось систематическое и планомерное изучение могильника, которое продолжается и доныне как работа одного из отрядов Мцхетской археологической экспедиции Академии наук Грузинской ССР (руководитель А. Н. Каландадзе). За семь лет работ экспедиции вскрыта значительная площадь самтаврского могильника, более чем 1.5 га, на которой обнаружено свыше 1800 древних разновременных погребений, относящихся к большому промежутку времени, от конца II тысячелетия до н. э. и до IV в. н. э., т. е. до средневековья.
Собственно, на огороженной территории находится большй навес над каменными саркофагами, в стороне - детская площадка для популяризации погребений, а рядом - раскопанное недавно поселение бронзового века. Все окультурено, облагорожено, снабжено стендами и подписями.
Мост Помпея - этот мост использовался как основной мост через Куру еще в середине ХХ века, затем был затоплен после сооружения гидростанции. Строителем моста считается Помпей Великий, а временем постройки - 65 год до нашей эры. Это очень странная достопримечательность - мост видно только тогда, когда гидростанция понижает уровень воды в реке метра на три. В остальное время он незаметен.

Троицкий храм в Гергети

Храм Святой Троицы (Цминда Самеба) - крестово-купольный храм, построенный в XIV веке. Единственный храм такого типа в казбегском районе. Находится высоко на горе над селом Гергети и городком Степанцминда. «…белые оборванные тучи перетягивались через вершину горы, и уединенный монастырь, озаренный лучами солнца, казалось, плавал в воздухе, несомый облаками» (А.С. Пушкин, 1829). Гергетская Самеба - удивительный храм. Это редкий случай храма высоко в горах, на высоте 2170 метров от уровня моря. Необычное сочетание архитектуры и снега. Его можно красиво фотографировать на фоне ледников Казбека. В июле на праздник Гергетоба здесь собираются толпы народа.
Храм хорошо видно из Степанцминды и вообще с Военно-Грузинской дороги. Перспектива лезть на крутую гору выглядит жутковато, но на деле подъем занимает около часа. Сперва надо пройти через поселок Гергети, за поселком будет серпантин грунтовки, ведущий через красивый лес.Серпантин местами можно срезать тропинками. Когда лежит снег, подъем представляет собой проблему, но хрупкие мохэвские девушки лазают на гору каждое воскресение. Таксисты на Нивах возят сюда за 25 лари. Они пасутся на центральной площади городка Казбеги и пристают ко всем с предложениями.
Внутри храм аскетичен. Фресок нет, даже штукатурки нет, стены сложены из каменных блоков. Внутри темновато. Электричества внутри храма нет, а окна очень узкие. Очень интересна железная входная дверь с металлическими кольцами.
В путеводителе 1906 года говорится: «Об этой церкви передают одну весьма интересную подробность. Основание церкви нужно отнести к весьма отдаленному прошлому, когда в Грузии все церкви в честь св. Стефана ставились на месте идольских капищ. Этим, вероятно, и можно объяснить тот странный факт, что в храме хранится (как говорят тщательно скрываемый местным духовенством) языческий идол. Древность эта представляет собой серебрянного барана, довольно примитивной и грубой работы, и сохраняется на каменном престоле, завернутая в эпитрахиль».
В русской литературе храм и монастырь известен по стихотворению Пушкина "Монастырь на Казбеке", которое написано в мае 1829 года. Небольшое это стихотворение звучит так:
Высоко над семьею гор,
Казбек, твой царственный шатер
Сияет вечными лучами.
Твой монастырь за облаками,
Как в небе реющий ковчег,
Парит, чуть видный, над горами.
Далекий, вожделенный брег!
Туда б, сказав прости ущелью,
Подняться к вольной вышине!
Туда б, в заоблачную келью,
В соседство Бога скрыться мне!
Если вы решили восходить на Казбек, то маршрут пролегает как раз мимо храма. Так что он является своего рода бесплатным культурным приложением. У восходителей модно устраивать здесь первую ночевку, чтобы заодно адаптироваться к высоте.

Замок Ананури

Замок Ананури - крупный, хорошо сохранившийся замок на берегу Жинвальского водохранилища, около городка Жинвали. Стоит прямо на Военно-Грузинской дороге, это примерно 70 километров от Тбилиси и что-то около 12 километров от Жинвали. Это один из самых известных замков Грузии, он упоминается во всех буклетах и путеводителях, сюда часто возят туристов. Главное достоинство замка - его сохранность. На месте все стены и башни, и даже прекрытия кое-где сохранились.
История
Трудно сказать, когда построен этот замок. Вроде бы одна из башен - центральная, горского вида - датируется XIII веком. До середины XVI века об истории замка иместности мы не знаем ничего, особенно по концу XV века и началу XVI. Хотя именно тогда могла быть построена большая квадратная башня. Именно квадратная - так строили до эпохи огнестрельного оружия.
В 1556 году эриставом Арагви становится некий Ясон. Он будет править до 1580. У него будут сыновья Автандил (эристав 1580 – 1600) и Баадур. Сыном Баадура будет Нукзар (эристав 1600 – 1611). Не исключено, что Автандил или Нукзар построили замок Ананури в современном виде и возвели кирпичный храм Девы Марии. Замок стал главной резиденцией арагвских эриставов, откуда они управляли долиной реки примерно от Мцхеты до Пасанаури.
В 1619 - 1629 годах эриставством правил самый знаменитый эристав из всех арагвских - Зураб. Это единственный арагвский эристав, отразившийся в литературе и кино.
Затем в замке жили его братья, эриставы Давид (1629 – 1635) и Заал (1635 – 1660), потом их племянник Отар (1660 – 1666). Потом еще двое, а с 1687 по 1696 год эриставом был Баадур II, сын Отара. Именно при нём был построен Успенский храм.
История арагвских эриставов закончилась вскоре после постройки Успенского собора. После Баадура правил его брат Гиоргий (1696 - 1723). И вот историк того же века пишет про 1704 год: "Георгий эристав построил на высокой скале церковь большую, с куполом, и окружил ее каменной оградой". Надо ли это понимать так, что замок Ананури построен в 1704 году и не как замок, а как монастырь? В пользу этой гипотезы говорят мемуары купца Афанасия Араратского, который в 1795 году искал в Ананури царя и "...пошел одним утром к тамошнему грузинскому старинному монастырю как к единственному месту, в котором наверное мог встретиться с царем. Монастырь сей был очень невелик и почти весь уже развалился". Против теории говорит то, что потом эриставы тут всё же жили. Или имеется в виду другой монастырь? Но нет, в Арагвском эриставстве таковых не имеется.
Ладно, дальше... После Гиоргия был эриставом его сын Отар II (1723-1724), потом ещё двое и, наконец, Бардзим (1735-1739), который вроде бы и участвовал в постройке собора и упомянут в надписи на стене. При нём произошла эффектная, хотя и трагическая история. В 5-м томе "Кавказской войны" она изложена с небольшими неточностями:
Однажды брат ксанского эристава, Иоссе, поехал в Кахетию с молодой женой. Путь лежал мимо Ананура; а в Анануре на беду шел пир горой, и молодой Борзим, сын эристава, с высокой башни заметил красивую путницу, сопровождаемую лишь небольшой толпой служителей. Отуманенная вином, молодежь решила похитить красавицу. Крикнули: “Лошадей!” – и через несколько минут на дороге шла уже кровавая свалка. Ксанцы бежали; сам Иоссе, преследуемый несколькими всадниками, едва успел ускакать, но жена его очутилась в плену и была отвезена в Ананур. Час спустя, красные шаровары, снятые с княгини, уже развевались над угловой башней в виде победного знамени. Это был позор, который мог омыться только потоками крови. Когда отпущенная наконец княгиня вернулась домой, старый Шанше дал клятву истребить весь род эриставов Арагвы. Он пригласил на помощь к себе лезгин и вместе с ними осадил Ананур. Это было в 1737 году.
Между прочим, датировка совершенно точная. Далее:
Осада была продолжительна. Ананурцы две недели отбивались стойко и, может быть, отсиделись бы в своем неприступном логовище, если бы им не изменила женщина; она указала осаждающим место, где проведена была вода. Водопровод разорили, и гарнизон, измученный жаждой, не выдержал последнего приступа. Георгий, его жена и дети укрылись в церкви; но лезгины обложили ее зажженным хворостом, и все, что находилось в храме, задохлось в дыму и пламени. Только сыну Борзима, Утруту, удалось пробиться в замок Шеуповал, стоявший на высокой горе, в двух или трех верстах от Ананура.
"Замок Шеуповал" - вероятно, ошибка того, кто записывал эту историю. Шеуповари - это название основной башни Ананури. Вероятно, Утрут (исторический Утруги) отступил именно в башню. Там он был сожжён со всей семьеё. Пишут, что после этого башня была замурована и никто не заходил туда до реставрации 1939 года.
Бардзим стал последним арагвским эриставом, хотя по некоторым данным его сын Утруги всё же не погиб, а правил в 1737 - 1739 годах. Потом правил некий Бежан, которого убили крестьяне во время восстания 1743 года. Замком завладел Гиви Амилахвари, но у него его пости сразу же отобрал царь Теймураз II.
В 1743 эриставство было отменено, замок стал царской собственостью. В 1795 году сюда бежали от персов жители Тбилиси, о чем рассказывается в воспоминаниях Афанасия Араратского:
Престарелые и малолетние обоего пола и всех состояний, стекшиеся в Ананур во множестве, проводя день и ночь под открытым небом в ненастливую погоду, не имея ни одежды, ни пропитания, оплакивали свою участь и жребий их семейств и родственников. Отец потерял сына, сын не знал, что последовало с его отцом; матери лишились дочерей, а дочери матерей, мужья жен, а жены мужей, и со всех сторон воплями наполняли воздух. Узнав, что царь Ираклий находится тут же в Анануре, я решился непременно его найти.
В 1829 году в Ананури приехал Пушкин. Он стал, первым документально зафиксированным российским туристом в этих местах, известно, что он прошёл ногами всю дорогу от Пасанаури да Ананури и затем до Душети за световой день. Желающие могут повторить этот подвиг. Главное - не заблудиться и не уйти в Осетию.
У замка сохранился полный периметр стен, две большие башни и еще несколько мелких. Круглая башня сейчас стоит без перекрытий, а у квадратной сохранились этажи и лестницы. На башню можно подняться до самого верха. Туристам нравится фотографировать сверху Успенский Храм - получается эффектно.
Еще одна башня находится внутри замка - именно она датируется XIII веком и имеет совершенно хевсурско-чеченский вид.
С исторической точки зрения, самое интересное в Ананури - это Успенский Храм. Он построен в 1689 году и является редчайшим случаем храма, построенного в XVII веке, да еще с дизайном в духе XIII века.
К западу от Успенского находится другой храм, который иногда называют Спасским, иногда - храмом Девы Марии. Он чуть старше. Время постройки точно неизвестно - или конец XVI или начало XVII. Сейчас он не действует, внутри не отремонтирован. Интересен разве что надгробием "мдиванбега Эдишера". У Василия Потто упоминается каменный балдахин над могилой последних эриставов, но это явно ошибка историка.
Этот храм мог быть усыпальницей нескольких эриставов, но каких именно - не известно. Другой фамильной усыпальницей был храм Бодорна. Этот кирпичный храм - современник эристава Зураба, что интересно.
Если спуститься от замка вниз, к водохранилищу, то можно найти всякого рода загадочные развалины. От нижнего периметра стен уже ничего не осталось. Зато остался храм - уже в полуразрушенном состоянии. Интересно, что разрушился он совсем недавно. В фильме "Саакадзе" 1942 года есть сцены на фоне этого храма. Там он вполне себе целый, с барабаном и зонтичным куполом. Причём похож на армянский.
Вероятно именно этот храм упоминает Афанасий Араратский: "В Анануре армянских домов было до пятнадцати и одна весьма малая церковь, в которой вместиться могло едва 50 человек. Я лишился почти всех сил; но крайность заставила сделать последнее их напряжение, чтоб взойти в церковь, которая была не заперта ничем, кроме одной решетки, служившей вместо дверей".
Внизу мимо замка проходит Старая Военно-Грузинская дорога - тот её участок, который был заброшен после постройки Нового Ананурского моста. Тогда трассу провели выше замка. Старый участок оказался затоплен водохранилищем и сейчас виден изредка при понижении воды. Тут же находится Старый ананурский мост - судя по всему, раннего советского времени. Время от времени он тоже погружается под воду.
Ананури - самый фотогеничный замок и поэтому часто снимался в роли других замков. Он изображает замок Метехи в старом советском фильме про Камо и замок Саакадзе в фильме 1942 года "Георгий Саакадзе". В последнем фильме в замке снято особенно много сцен.

Монастырь Джвари

Джвари или монастырь Джвари - грузинский православный монастырь построенный в 6-м веке возле города Мцхета (Памятник Всемирного наследия ЮНЕСКО). Название Джвари переводится как монастырь креста.
История
Монастырь Джвари стоит на скалистой вершине горы у слияния рек Куры и Арагви, с видом на город Мцхета, который раньше был столицей царства Иберии.
Согласно легенде, на этом месте в начале 4-го века святая Нино, установила большой деревянный крест на месте языческого храма. Считалось, что крест способен творить чудеса, и поэтому на него обратили внимание паломники со всего Кавказа. Маленькая церковь была построена над остатками деревянного креста в 545 году и названа была "малая церковь Джвари".
Нынешнее здание, или "великая церковь Джвари", была построена в 590 - 605 годах Стефаносом 1. Дата постройки указана на фасаде. Возможно, архитектором Джвари был Микел Тхели.
Архитекторы приложили немало усилий, чтобы идеально вписать Джвари в ландшафт: пропорции со скалой (1:7), форма (в плане — крест, вписанный в квадрат), купол на восьмигранном барабане (стал для грузинской храмовой архитектуры образцом), очень простые и экспрессивные скульптуры. Форма храма Джвари является результатом длительных поисков грузинских зодчих, отказавшихся от формы базилики и искавших оптимальную форму центрального крестового храма, с единым внутренним пространством. Завершен храм Джвари куполом на восьмигранном барабане. Облик фасадов определяется гранеными абсидами с плоскими нишами. Восточная и южная стороны храма Джвари украшены скульптурными рельефами и орнаментами, на гранях алтарной абсиды три рельефа с изображениями ктиторов. Тимпан у входа южного фасада украшен рельефом, изображающим Прославление Креста и Вознесение Христово. Некоторые сцены сопровождаются пояснительными надписями на грузинском языке. Скульптуры грубоваты и наивны по исполнению. Но в целом орнамент хорошо подчеркивает архитектурные формы храма. Столь же гармонично и внутреннее пространство Джвари: чистая, полновесная и завершенная классика чарует своим совершенством. Внутри церковь декорирована мозаикой, которая дошла до наших дней только в фрагментах. В центре храма можно увидеть основание, в котором был закреплен Святой крест, принесенный Нино Каппадокийской.
Фресок в Джвари нет и быть не могло — они появляются не ранее XI века, а этот монастырь после строительства в VI веке своего облика не менял. Важность комплекса Джвари увеличивалась со временем и привлекало много паломников. В конце средневековья, комплекс был укреплен каменной стеной и воротами, остатки которых сохранились. В советский период церковь Джвари была сохранена как памятник архитектуры, но доступ был затруднен по причине строгих мер безопасности связанных с расположенной рядом военной базой. После восстановления государственной независимости Грузии, в 1996 году мужской монастырь Джвари возобновил свою деятельность. Джвари вместе с другими памятники Мцхеты в 1994 году добавлен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. В 2004 году Джвари был внесен в список Международного фонда монументов, как один из ста, которым грозит гибель, однако реставрационные работы 2007 года позволили исключить его из этого списка. Между тем, на стенах монастыря до сих пор можно видеть варварские надписи посетителей со всего СССР за последние 60 лет. Строительство на горе для Грузии традиционно: считается, что люди должны потрудиться ради Господа и подняться к храму пешком — этот обычай сохраняется и по сей день.
Лермонтов о Джвари
«Столбы обрушенных ворот, и башни, и церковный свод...» - таким увидел Джвари, воспевший его Лермонтов. Сегодня все в Джвари осталось таким же, как при визите русского классика. М. Ю. Лермонтова увековечил Монастырь Джвари в поэме «Мцыри».
Немного лет тому назад,
Там, где, сливаяся, шумят,
Обнявшись, будто две сестры,
Струи Арагвы и Куры,
Был монастырь. Из-за горы
И нынче видит пешеход
Столбы обрушенных ворот,
И башни, и церковный свод…
Возле монастыря установлен памятник Лермонтову.
Легенда о Джвари и Светицховели
Совсем недалеко от монастыря Джвари, в Мцхете, находится собор Светицховели, в котором хранится под спудом Хитон Господень. Об этих двух храмах в Грузии рассказывают красивую легенду.
Когда-то между Джвари и Светицховели была протянута крепкая и толстая цепь, чтобы верующие могли переходить из одного храма в другой. Но постепенно истощалась в людях вера — истончалась и цепь.

Монастырь Гелати

К северо-востоку от Кутаиси на расстоянии 4 километров от города в редкой по красоте местности расположился мужской монастырь Гелати – древний центр Западной Грузии, провинции Имерети. Гелати стоит на склоне живописной горы, среди могучих дубов и дзелкв.
Монастырский ансамбль состоит из трех храмов и колокольни, здесь можно увидеть и святой источник живительной воды, берущий своё начало в пятидесяти метрах от ограды церкви. Массивные, сложенные из тёсаного камня, стены главного храма от восхода и до заката золотятся в лучах солнца.
Но самое, пожалуй, значительное здесь - здание знаменитой Гелатской Академии, которая была в эпоху раннего средневековья центром грузинской научной мысли. До наших дней здание не дошло, однако оно было отреставрировано и максимально приближено к своему разрушенному оригиналу.
О том, как строился сам монастырь и о том, как протекала здесь жизнь сохранилось довольно много сведений и именно поэтому жизнедеятельность в монастыре можно сегодня воспроизвести буквально по годам. К тому же на стенах монастыря и сегодня можно хорошо различить фрески и надписи о том, что именно тот или иной правитель Грузии сделал для этого монастыря.
С 1994 года монастырский комплекс Гелати входит в список памятников Всемирного наследия ЮНЕСКО.
История
Мужской монастырь Гелати возводился в те времена, когда Грузия испытывала мощнейший экономический, политический и религиозный подъём. Сам же монастырь был основан в 1106 году по инициативе царя Грузии Давида IV Строителя (1073-1125 гг, царь Грузии с 1089 г.). Гелати был сооружен в честь включения в состав Грузинского государства такого богатого региона, как Кахетия, и в честь успешной победы над сельджуками. О начале возведения Гелатского монастыря можно прочитать и в таком историческом документе, как «Житие Картли». Здесь написаны следующие слова:
«Задумал Давид построить монастырь, и выбрал он место прекраснейшее и совершенное, на котором подобно второму небу сомкнул своды храма»
Кроме здания храмов в те же времена здесь была возведена и Гелатская Академия, которая долгие годы была известна всему миру и неофициально называлась вторыми Афинами. Царь Давид IV Строитель превратил Гелати в большой культурный центр. В знаменитой Гелатской Академии протекала деятельность замечательного грузинского философа Иоанна Петрици; здесь занимались переводами литературных и философских произведений, создавали оригинальные труды; здесь же существовала высшая школа. В Академии преподавались философия, риторика, грамматика, математика, астрономия, музыка, медицина. Слушателями этих курсов были как монахи монастыря, так и приходящие ученики, которые при желании на период обучения могли поселиться при Академии. Здесь же видные философы того времени в тишине и в размышлениях создавали свои великие труды.
Перед своей смертью в завещании царь Давид повелел сделать так, чтобы на территории монастыря были похоронены все грузинские правители. Тем самым он закреплял за монастырём постоянную заботу и внимание со стороны правителей страны. К тому же, Гелатский мужской монастырь был очень удачно расположен – вдали от тех мест, где практически всегда проходили военные действия. И именно по этим двум причинам храмы на территории Гелати так прекрасно сохранились.
Ацкурская икона Божией МатериЕщё при жизни царь Давид пожертвовал монастырю очень много земель, которые силой были отобраны у представителей фамилии Орбелиани, принёс в дар дорогие венцы и самые разные украшения и ожерелья, захваченные во время войны с мусульманами. Давид Строитель также распорядился о том, чтобы именно в монастырь Гелати была перенесена чудотворная Ацкурская икона Божией Матери, которая по преданию является копией нерукотворной иконы Пресвятой богородицы. Для этой же иконы был заказан очень дорогой, украшенный драгоценностями, оклад, который и по сей день считается одним из лучших образцов чеканного искусства Грузии.
Давид строитель лично руководил постройкой храмов, но завершить строительство полностью ему всё же не удалось, и в своём завещании этот великий грузинский правитель пишет следующие слова:
«Остался монастырь, усыпальница моя и костница детей моих, неоконченным, и уношу я с собой вечную тоску. Сын мой Димитрий пусть завершит его навеки для меня, для себя и моего потомства».
Только после смерти царя было произведено освещение главного храма Гелати, а сам Давид Строитель был похоронен на территории своего детища, достроить которое он так и не успел.
По этим сведениям ясно, что уже в XII веке на территории Гелати были полностью построены главный храм Богоматери, южные ворота и ограда. И, конечно же, здание Академии. Тогда же был проведён и родник, который покрыли специальным сводом, достраивались трапезные помещения и келии монахов.
В XIII и начале XIV веках здесь велось очень активное строительство. Именно тогда на территории Гелати и были отстроены божий храм святого Георгия Победоносца, церковь во имя святителя Николая Чудотворца и колокольня.
В XIII веке Грузия из единого государства превратилась в две разрозненные территории. Гелатский монастырь в те времена оказался на территории, которая стала принадлежать имеретинским царям, но от этого жизнь монастыря ничуть не ухудшилась. Здесь по-прежнему продолжала работать Академия, и теперь её возглавлял Пётр Гелатели, князья Грузии по-прежнему одаривали монастырь дорогими подарками и привозили сюда самые знаменитые иконы. Кстати, к тому времени их накопилось здесь уже 300 штук. Здесь же хранилось великое множество греческих книг и трактатов. А в конце XIII века на территории Гелати принял постриг царь Имерети Давид Нарин.
В 1509 Гелатский монастырь практически полностью разорили турки. Это было самое плохое время для монастыря. Никогда до этого никто не посягал на его ценности. Но правящий тогда Имеретией царь Баграт III (1495—1565 гг., царь Имеретии с 1510 г.) решил, что монастырь обязательно должен быть восстановлен. По грамоте, которая до сих пор хранится в монастыре, царь Баграт III и его жена Елена полностью восстановили главный собор монастыря и принесли в дар большие пожертвования.
В 1821 году кафедра епископов Грузии в Гелатском монастыре была полностью упразднена, а сама обитель вошла в состав Имеретинской епархии. В 1923 году весь церковный инвентарь, который ещё оставался здесь после разгромления храмов в 60-е годы XIX был передан музею в Кутаиси, а сама территория мужской обители и её храмы были признаны дочерними отделениями музея. В настоящее время мужской монастырь Гелати вновь передан Грузинской Православной Церкви.
Храм Рождества Пресвятой Богородицы
По преданию, именно в этом храме была когда-то похоронена царица Тамара, которая закончила земной путь в своём замке Тамарисцихе, недалеко от Кутаиси. В прежние времена здесь ежедневно проводились панихиды по этой замечательной грузинской правительнице, которая так много сделала для своего государства.
Здесь похоронены почти все цари эпохи золотого века Грузии (нач. XI в. - нач. XIII в.), а также несколько царей Имерети.
Храм снаружи облицован тёсаными квадратами известняка. Первоначально облицовка была белого цвета, но со временем пожелтела, а кое-где приобрела и розовую окраску. У храма есть 5 входов, которые перекрыты арками. Внутри центр храма освещается громадными окнами, а барабан купола имеет ещё 16 крупных окон.Богородица с Младенцем и с предстоящими архангелами. Мозаика в конхе апсиды церкви Рождества Пресвятой Богородицы в монастыре Гелати (около 1130 г.)
Роспись храма, которая дошла до нас, датируется совершенно разными годами. Со времён постройки монастыря здесь сохранилась замечательная мозаика (XII в). Особенно впечатляет своими красками мозаичное изображение Богоматери, которая стоит на золотом поле и поддерживает зеленое покрывало с младенцем, а земля вокруг багряная. Чуть в стороне размещена другая прекрасно сохранившаяся роспись, которая отображает сцену причащения апостолов. Недалеко от жертвенника уцелела и фигура архиепископа Гелатского Мелхиседека. Само же изображение содержит следующие слова:
«Архиерея, епископа сего храма Мелхиседека Сакварелидзе да помилует Бог. Аминь».
Стены храма расписаны ликами самых разных Грузинских царей. Здесь можно найти и изображение основателя Гелетского монастыря царя Давида Строителя, и лик царя Баграта III и его жены Елены, и лики таких святых, как Феодор Тирон и Феодор Стратилат.
Храм святого Георгия Победоносца
По легенде здание храма выстроено на том самом месте, где во сне царю Давиду Строителю явился великий мученик Георгий. О том, в каком именно году было возведено здание никаких сведений нет. Не сохранилось никаких записей и на стенах самого храма. Но после длительных исследований всё же было установлено, что здание было сооружено в середине XIII века.
Храм снаружи покрыт такими же тёсаными квадратами из известняка, как и главное здание монастыря. Само сооружение дошло до нас в первоначальном виде. Оно никогда не разрушалось и никогда не перестраивалось и в этом заключается его основная ценность.
Внутри храм прекрасно освящён благодаря большим окнам по всему периметру. Такой свет просто необходим для того, чтобы повнимательнее рассмотреть всё внутреннее убранство храма. Роспись храма выполнена намного позже того времени, когда он был построен. Здесь на стенах также есть большое количество изображений самых разных судьбоносных и святых лиц Грузии.
Здесь можно увидеть рисунок Богоматери в полный рост, которая держит на своих руках новорожденного младенца. Есть лики святых Петра и Павла. Есть роспись, которая изображает тело Христа в гробу.
Храм во имя святителя Николая
Особой оригинальностью отличается двухэтажная церковь Николая, первый этаж которой представляет собой сквозное помещение с открытыми арочными пролётами. Сама церковь расположена на расстоянии девяти метров от главного собора Гелатского мужского монастыря. По мнению историков небольшая церковь во имя святого Николая была воздвигнута в XIII—XIV веках. О том, что здесь похоронены какие-то царские особы или есть иные захоронения, никаких сведений нет.
Кажется, что Гелатский монастырь сегодня замер. Но если приложить руку к его стенам и закрыть глаза, то можно представить себе, как здесь жили люди. Как кипела яркая жизнь учёных в самой Академии, как проводились богослужения, как строились сами храмы. И всё это наполнено такой любовью и уважением к Богу, что кажется, будто эти чувства потихоньку перетекают в душу того туриста, который посетил Гелати. И после этого забыть Гелатский монастырь уже невозможно.

Собор Алаверди

В центре Алазанской долины, на расстоянии 13 км к северу от Телави, можно увидеть величайший храм средневековой Грузии - Алавердский Кафедральный собор (собор Святого Георгия) и монастырский комплекс. В своё время это было одно из самых высоких зданий в мире (более 50 м). Собор построен в XI в. и частично реставрирован в XV и XVIII вв. Производит он сильное впечатление гармонией своих громадных пропорций и подчеркнуто вытянутого, устремленного ввысь купола. Стоя у его древних стен, понимаешь, что ни враги, ни даже время никогда не разрушат этого здания, которое восхищает взгляд и одновременно дарит ощущение покоя.
Иосиф Алавердский
История основания монастыря Алаверди и его кафедрального собора тесно связана с епископом Иосифом Алавердским, день памяти которого в Грузии празднуется ежегодно 15 сентября. С самых ранних лет Иосиф решил для себя, что непременно станет монахом. Он вошёл в число тех знаменитых 12 монахов, которые вместе со своим учителем Иоанном Зедазнийским прибыли в Грузию для того, чтобы рассказывать населению страны о христианстве.
Когда в VI веке 13 монахов прибыли в Грузию, то каждому из них достался свой регион. Так Иосиф попал в Кахетию, где проводил строгую подвижническую жизнь. Его вера в Бога была настолько сильна, что никакие дикие звери, которые обитали в Кахетии в большом количестве, его никогда не трогали. А лани и косули приходили утором и вечером кормить монаха своим молоком.
Святитель Иосиф, епископ Алавердский, – один из тринадцати святых сирийских (каппадокийских) отцов, основателей грузинского монашества.
Один из вельмож Кахетии, охотившийся в Алавердской степи, увидел монаха, который в чистом поле стоял на коленях и молился Богу. Он был так поражён и заинтересован, что остался с Иосифом. А молва о том, что в безлюдной Алавердской степи живёт монах, а вместе с ним и вельможа, который принял постриг и отрёкся от своей прошлой жизни, очень быстро разлетелась по всей округе. И с тех пор к святому Иосифу стали каждый день приходить люди. Некоторые слушали его проповеди, читали вместе с ним молитвы и возвращались в свой дом, а некоторые оставались с монахом навсегда. И таких людей становилось всё больше и больше. Так возникла обитель и был сооружен храм в честь святого великомученика Георгия.
Настоятелем этой вновь созданной обители был избран святой Иосиф. Этот человек с любовью отца заботился о каждом монахе и о том, чтобы жители Кахетии, наконец, оставили свои языческие суеверия, и приняли веру Христову. Чтобы рассказывать народу о Христе, о его жизни святой Иосиф очень часто оставлял созданный им монастырь и отправлялся по посёлкам проповедовать Слово Божие. Люди Кахетии, слыша о том, что Иосиф ведёт непорочную жизнь, с радостью принимали его у себя и с большой охотой слушали его рассказы. После таких проповедей многие раз и навсегда оставляли неверие и языческие обычаи в прошлом и принимали христианство.
Во время своей жизни в монастыре святой Иосиф составил катехизис, по которому и обучал своих монахов. К сожалению, в XVI веке эта святая книга была утрачена.
Когда святой почувствовал, что его земной путь близится к концу, то он заперся в тесной кельи и до самой своей смерти ни с кем больше не разговаривал. Умер Иосиф в 570 году, и был погребён в храме святого великомученика Георгия, в том самом храме, который он сам и основал.
Квирике III Великий и строительство Алаверди
В 1110 году Кахетию унаследовал царь Квирике III Великий (1010-1038). Именно этот правитель вновь объединил Кахетию и Эретию, бывшие тогда независимыми княжествами. Под его началом Телави стал центром Кахетии и превратился в очень богатый город, в котором был выстроен великолепный царский дворец. Был построен дворец и в другом населённом пункте – Тианети. При Квирике III, которого за все его благие деяния прозвали Великим, Кахетия стала богатым регионом. Годы правления Квирике III Великого были золотыми годами для Кахетии того времени.
Но самым главным своим достоянием царь, да и сам кахетинский народ, считали возведение собора Алаверди на месте деревянного храма во имя святого Георгия, который был построен святым Иосифом Алавердским. В каком именно году было начато и закончено строительство великолепнейшего храма точно установить не удаётся, но историки считают, то произошло это знаменательное событие между 1014 и 1037 годами.
В 1039 году Квирике III Великого убили, но Алаверди до сих пор напоминает о том великом человеке, который не пожалел денег своей казны и не побоялся возводить новый храм во времена, когда Кахетия была буквально зажата между двумя врагами – Тбилиским Халифатом и горцами – аланами.
Алавердская епархия
Практически сразу после постройки Алаверди здесь была образована Алавердская Епархия. Тот, кто становился во главе епархии, был главой Церкви всей Кахетии того времени. К тому же глава епархии принимал непосредственное и активное участие в политической и культурной жизни региона и без него кахетинский царь не принимал ни одного решения.
Возглавляли епархию только представители древних и влиятельных княжеских грузинских родов. Традиционно Алавердского епископа называли словом «Амба», от греческого «авва» - «отец». Такой порядок пришёл ещё от Иосифа Алавердского, который живя в Кахетии, именовал себя не иначе, как Амба Алавердский.
В период с XIII до XV веков о епархии нет никаких сведений, но объясняется это прежде всего тем, что именно на это время приходится война Грузии с монголами и войсками Тамерлана.
Восстановлением Алавердской епархии занялся основоположник кахетинской династии Багратиони царь Георгий I (1466-1476). А вот сам разрушенный собор Алаверди был восстановлен другим царём Грузии - Александром I (1476-1511). Алавердская епархия снова и снова пыталась вернуть себе прежнюю власть, но ей этого не удавалось, и она надолго осталась во власти Мцхетского Католикосата.
В 1616 году Алаверди был практически полностью разрушен войсками иранского шаха Аббаса I, а сам монастырь солдаты превратили в крепость. В середине XVII веке территория монастыря Алаверди была заселена племенами тюрков, но после восстания в регионе, которое произошло в 1660 году, тюрков удалось прогнать, но нанесённый ущерб монастырю и храму Алаверди был настолько велик, что Алавердская епархия смогла восстановить здание только в самом конце XVII. Но очень скоро Алаверди снова разгромили, на этот раз лезгины. После этого на территории монастыря Алаверди возник женский монастырь во имя Харульской иконы Богоматери.
Алаверди. История происхождения названия
Происхождение слова «Алаверди» до сих пор остаётся загадкой. По этому поводу сказано немало слов, проведено много споров и рассуждений. Но к единому мнению пока прийти так и не удалось, поэтому стоит озвучить все выдвинутые версии того, что же может означать слово «Алаверди» и как оно появилось.
Иногда это красивое слово переводят как «Аллах дал» (Alla + Verdi, где второе слово – это прошедшее время тюркского глагола «давать»). И если эту версию считать правильной, то становится очень интересно, кому же пришло в голову христианский храм называть тюркским словом.
Однако мало кто знает о том, что в Армении есть город с одноимённым названием – Алаверди. И город этот основали как раз турки – кочевники, и в городе этом тоже есть храм – монастырь Санаин. И некоторые очень часто именно этот монастырь и называют «монастырём Алаверди».
Нередко грузинский храм Алаверди называют ещё и Алаверды. Но это опять же большая ошибка. На самом деле Алаверды – это устаревшее название того самого города в Армении под названием Алаверди. А вот застольное слово «алаверды», которое тоже по каким-то причинам относят к названию храма в Грузии, здесь вообще не при чём.
Однако есть и ещё одна версия происхождения названия, и она кажется самой убедительной. По ней слово «Алаверди» – это искажённое Алва – Хварди, что означает «Алванская равнина». А если вспомнить, что храм построен именно на Алванской равнине, то всё встаёт на свои места.
Архитектура
Алавердский собор по свои архитектурным формам и стилю относится к первой половине XI века. Три апсиды собора заключены в строгие очертания прямоугольника внешних стен. Они приблизились друг к другу и слились с мощными подкупольными устоями.
Алавердский зодчий сумел создать, пожалуй, самый грандиозный во всей грузинской архитектуре и исключительно впечатляющий интерьер со стройными, необычайно устремлёнными ввысь пропорциями.
Снаружи собор очень скупо украшен, как и все вообще кахетинские памятники, орнаментальной резьбой. Но широкие, оформленные лишь арками и нишами поверхности огромных стен одного из самых высоких соборов Грузии (высота его 50 метров с лишним) способствуют впечатлению монументальности и грандиозности.
На восточном фасаде Алаверди по сторонам центральной высокой арки расположены двойные валики, как бы вырастающие из пучка полуколонн, на которые опирается эта арка, которые очерчивают довольно сложную конфигурацию в виде арок и кругов.
За всё время своего существования храм Алаверди несколько раз разрушался врагами и столько же раз восстанавливался практически из пепла. Так, в конце XV века здесь вновь был возведён купол из кирпича, своды и часть фасада. Крупный ремонт был произведён и после землетрясения, которое случилось в 1742 году. В XIX веке у храма были разрушены боковые пределы.
Архитектурный ансамбль Алаверди включает в себя епископский дворец, примыкающий к южной стене ограды, в котором расположена, сохранившая свой первоначальный вид, Трапезная XVI века. К северо-западу от собора находятся руины летнего дворца персидского наместника Фейхар-хана. Он был построен в 1615 г. вместе с низким восьмиугольным кирпичным павильоном. Так же здесь расположена Колокольня. Вокруг собора стоит крепостная стена.
После того, как здесь были проведены реставрационные работы, интерьер собора был практически полностью восстановлен. На стенах были обнаружены многочисленные изображения отцов Церкви и апостолов, а также остатки надписи на древнегрузинском языке.
В жертвеннике храма были найдены изображения Богоматери и Иоанна Крестителя, но росписи сохранились не очень хорошо. И, конечно, очень часто на фресках храма можно встретить изображение виноградной лозы. Все эти росписи были забелены и нашли их только в момент тщательной реставрации внутренних стен здания. Сами же фрески и роспись храма относятся к разным эпохам, и это делает кафедральный собор ещё более интересным для туристов и историков.
Здесь же представлены такие изображения, как Христос Пантократор, Рождество Богоматери, Воскрешение Лазаря, Вознесение Святого Духа и Сошествие Святого Духа. Рядом можно увидеть и вполне жизненный сюжет – коронование царя и царицы. Вот только определить, кто именно изображён на фреске, пока не получилось.
Долгое время Алаверди являлся главным христианским собором Кахетии и поэтому в его стенах хоронили царей и цариц. Алаверди является последним приютом для таких знаменитых личностей Грузии, как:
Внутри собора
- Святой Иосиф Алавердский;
- Великомученица Кетеван, царица из рода Багратиони, жена царевича Давида. После смерти мужа эта женщина посвятила себя строительству церквей, монастырей и больниц. Царица Кетеван – героиня очень многих грузинских сказаний, песен и стихов;
- Епископ Алавердский Иоанн, которого лезгины в 1480 году убили прямо в соборе;
- Царь Кахетии Александр I (1445/1456 — 27 апреля 1511), который был убит после заговора своего сына Георгия;
- Георгий II Авгиорги или Злой Георгий (1469 — 1513), царь Кахетии, сын Александра I. Своё прозвище получил за убийство отца и ослепление и пленение младшего брата Дмитрия. Умер в Мухранской крепости, куда его заточил Баграт Мухранбатони;
- Теймураз I (1589—1663), царь Кахетии и Картли, поэт – лирик, умер в Иране в Астрабадской крепости через несколько лет, как полностью отошёл от дел государства;
- Царевна Макрина, христианская святая.
и другие.
Кафедральный собор Алаверди в список Объектов всемирного наследия ЮНЕСКО пока не включён, но находится на рассмотрении.

Монастырь Бетания

Примерно в 20 километрах от столицы Грузии – города Тбилиси в самом ущелье реки Верэ на уступе огромной горы прячется от шумной и суетливой современной жизни небольшая древняя обитель Рождества Божией Матери, которая носит красивое, простое и знакомое каждому христианину Грузии название – Бетания. Есть у этой церквушки и второе название – Вифания.
Монастырь расположен в очень уютном и живописном местечке – под сенью высоких ясеней и грецких орехов, в окружении покрытых зеленью гор, удобными для отдыха и размышлений полянами, ущельями, в которые редко забредают животные, а уж тем более люди, заброшенными дорогами и тропами в самой чаще лесов.
А у самого подножия скал есть и ещё одно знаменитое место – здесь сходятся два горных потока – река Верэ и река Бетани, которая имеет и второе название – Самадло. Здесь можно долго сидеть на камне и слушать журчание воды, смотреть в чистое, синее небо и наблюдать за белыми облаками. Здесь можно бесконечно долго бродить по горным тропам, взбираться на высокие и не очень высокие горы и холмы, смотреть на высоченные скалы, а потом снова оказаться возле хрустальной воды и насладиться всей её сладостью и бодрящим холодом, который, кажется, разносит силы к каждой клеточке организма. Здесь такая тишина и такой покой, что покидать это место не хочется ещё очень и очень долго. Никто и ничто не помещает здесь наслаждаться и буквально упиваться общением с природой, в беседе с Богом, со своей душой.
Если Вы хотите попасть к монастырю с Манглисской трассы от села Самадло, то, спускаясь по тропе, вьющейся по острию хребта, паломник выходит, наконец, к вершине, где стоит большой дубовый Крест. Он непременно подойдёт к нему, поклонится, а посмотрев по сторонам, увидит самую великолепную картину в своей жизни.
Внизу огромная тёмно-изумрудного цвета чаша крутых гор, которые полностью покрыты девственными лесами. А на самом дне этой чаши, как розовая сияющая жемчужина, - монастырь Бетания – древний храм Грузии. Недалеко от храма жилища монахов – всего лишь два простых ничем не примечательных домика. А в самой чаще – покой и тишина, журчание ручья, голос ветра, пение птиц и мерный, спокойный, неторопливый ритм жизни монахов и негромкая речь, которая никак не нарушает мерного течения жизни.
В праздники можно услышать здесь радостный звон колоколов монастыря, но несмотря на такой сильный звук кажется, что он полностью сливается с самой природой и является её частью, ничем не нарушая спокойствия и размеренности этого поистине волшебного места.
За краями этой чаши один за другим всё выше и выше поднимаются в небо застывшие горные хребты. А на их вершинах можно рассмотреть белое покрывало – снег, который не тает даже летом. От этой картины просто невозможно не прийти в волнение.
Полюбовавшись такой красотой, путнику предстоит довольно длинный путь вниз, в самое сердце чаши, к монастырю. И спуск этот будет проходить по узкой тропинке, которая круто сбегает с вершины в самый низ, к самим дверям Бетании.
И пока ты спускаешься по этой тропинке, в душе происходит что-то непонятное. Она становится спокойной. Кажется, что именно здесь она обрела свой мир - мир, который несёт в себе покой, где иные взгляды на всё, что происходит, где иные ценности и законы, там иное царство, жизнь в котором похожа на жизнь на дне океана – степенная, мирная, и такая размеренная, что не хочется больше никуда спешить. Не хочется думать о горе. Не хочется думать о своих проблемах. Единственное, чего на самом деле хочется в этом месте – это как можно дольше не покидать его.
И монастырь этот тщательно охраняется его покровительницей – самой Божией Матерью! Она сама охраняет это уголок счастья и не даёт сюда проникнуть самому злому врагу – 21 веку. Но несмотря на могущество охранницы, этот век подступает сюда всё ближе и ближе. И когда он завоюет победу, то монастырь навсегда исчезнет с лица земли. Ведь наш злой и распушенный мир готов строить только дачи для отдыха тела и турбазы для того, чтобы они приносили деньги. И никто, уже практически никто не думает о том, что и душе человека в нашем бешеном ритме жизни тоже нужен отдых.
Но в этот святой оазис современный мир спускается очень робко, а временами завоёванные им территории снова отвоевывает природа. Наш мир не понимает, что именно привело его сюда. Что привлекает его здесь, в этом тихом и пустынном уголке, где человека можно увидеть очень и очень редко. Он не понимает, почему у него возникает такая жажда, когда сверху он смотрит на этот маленький и затерянный монастырь и тот мир, который его окружает. Но всё же даже наш современный мир мечтает о том, чтобы оказаться там, в самом центре, чтобы, наконец, тоже насладиться тем таинственным и непонятным, что разлито здесь даже в самом воздухе.
Святое место! Чудесное место! Кажется, будто здесь остановилось время. Здесь до сих пор нет телефона, нет водопровода. Вместо раковины – всё та же бадья, которая была выдолблена из каменной глыбы в те времена, когда монастырь только строился. А недалеко от самого монастыря до сих пор, как и много лет назад бьёт ключ, где монахи берут воду, где умывают в этой ледяной струе свои лица. А монахи говорят, что именно здесь, в этом благодатном месте, перестают работать все машины, все телефоны, всё то, что породил наш век, всё то, что мы называем благами цивилизации.
Великие бури пронеслись над этим Божьи уголком. В период гонений и убийств монастырь подвергся сильным гонениям. Здесь были расстреляны почти все монахи, которые нашли приют для своей души. А тот, кто остался жив, вынужден был терпеть гонения и унижения. Но всё равно здесь каждый день над ярко горящей лампадкой молились два монаха – старца, молились за души убитых монахов. Молились за Грузию и за её благополучие. Молились за весь грузинский народ.
И тот, кто хоть раз побывал здесь, в своём сердце всю оставшуюся жизнь носит нетленный, неугасимый огонёк веры, надежды и любви.
История
Первые записи о монастыре Бетания были найдены в XI веке. В те времена обитель была построена как усыпальница феодального рода Орбели, который владел большими земельными наделами на территории Квемо Картли. В те времена представители этой фамилии в государстве занимали самые почётные должности. А строительство храма относится ко времени царствования благоверной царицы Тамары. При этом до самого монастыря на этом месте стояло другое строение – меньшее по размеру, которое относилось к X веку. В своё время та, первая церковь на месте современной Бетании была очень почитаема среди грузинского народа.
Говорят, что в Бетанию царица Тамара приезжала каждое лето для уединения и молитв. И сегодня на северной стене храма можно найти изображения самых знаменитых царей Грузии.
Это, конечно же, «царь царей» великий Георг III. Рядом с ним его дочь, «царица цариц» Тамара. После неё - изображение сына Тамары - Георгия Лаша при венце и сабле, то есть уже коронованного. Произошло это событие в 1207 году. Примерно к тому же самому времени относится и само изображение царевича.
Эта древняя фреска несколько раз переписывалась самыми разными мастерами, но реставраторам удалось при помощи современных технологий воспроизвести лик Царицы таким, каким он был изображён в первоначальном варианте фрески. Автор шедевра постарался передать всю красоту царевны – её большие миндалевидные глаза, стрелообразные брови, прямой нос, мягкий овал подбородка…
На южной стене храма есть ещё одна фреска, на которой изображён ктитор, в монашеской одежде, а в своих руках он держит точную уменьшенную копию-модель храма. Над ним есть надпись: «Великий Сумбат, мандатуртухуцеси и амирспасалар".
Рядом можно увидеть и другие фигуры – это известные деятели из рода Орбели, которые имели большую власть в государстве при Георгии III и царице Тамаре. Один из них – это Сумбат Орбели, один из главных везиров царя. Второй – его сын Липарит, который в те времена носил титул Эристава Картли.
Интересно, что над головой этих людей перечислены все их регалии, титулы и обязанности, в то время как на самой фреске оба написаны в монашеской одежде. Существует такая версия: изначально Великий Сумбат был всё же изображён в своей обычной одежде, но потом он принял постриг, а саму картину просто переписали. Для того, чтобы увидеть эти изменения стоит всего лишь внимательно посмотреть на изображение этого человека.
Получается, что первоначально портрет был написан до 1177 – 1179 года, когда этот человек принял постриг и был посвящён в монахи. Но самое интересное ещё впереди. Оба они, и отец и сын, Сумбат и Липарит, принимали самое активное участие против Георга III, который был возглавлен не кем иным, как Иоанном Орбели. Именно этот человек мечтал о том, чтобы свергнуть царя, а на трон посадить своего собственного племянника царевича Демна.
Но заговор был раскрыт и подавлен, а царевич Демна ослеплён и казнён. Также ослепили и Иоанна Орбели, а ещё несколько человек из рода Орбели были казнены. Липарит, как самый активный член этого заговора, бежал в Иран. А его отец Сумбат был раз и навсегда смещен со всех должностей и насильно пострижён в монахи под именем Симеона. Всё это происходило в родовой усыпальнице – в монастыре Бетания, где он и окончил свой жизненный путь.
Ходят легенды, что последние годы своей жизни Сумбат провёл в склепе усыпальницы и никогда больше не выходил на улицу. В полу этого помещения находились могилы его предков, а под полом – тёмное, сырое и низкое кирпичное помещение. Здесь и провёл последние годы своей жизни в молитвах и покаяниях везир Царя Царей.
Много, много говорят о тех славных и драматических временах сильно поврежденные, но все еще живые фрески, резные камни, стройная архитектура храма. Видно, что когда-то он был украшен необыкновенно богато и, наверное, славился изяществом и красотой убранства. По многим шрамам на стенах, не раз латанных, видно, что монастырь не раз оказывался на грани полного забвения и исчезновения. Долгое время он был совершенно заброшен: провалились почти все своды, купол, все заросло кустарником, деревья росли даже на крыше храма, роспись была значительно повреждена. Только в середине XIX века стало известно об этой "забытой" святыне - после того, как художник Г. Гагарин, найдя храм, расчистил каменный завал и обнаружил портрет царицы Тамары. Сохранилась фотография тех лет - вид храма, каким он был найден тогда. По ней видно, что к тому времени обитель уже кто-то восстанавливал своими силами, закладывал провалы стен кирпичом и другими подручными материалами, которые нашел здесь же, но после этого вновь наступил период забвения и опустошения. Кто бы мог тогда, видя эти жалкие развалины, думать, что обитель возродится уже в ХХ веке, в самые, кажется, апокалиптические времена, что здесь опять будет журчать, как ручеек, монашеская жизнь, опять будут раздаваться под сводами храма древние грузинские церковные напевы, в его Святилище вновь будет воздевать руки горе игумен, и иеродиакон произносить перед Царскими вратами прошение за всех строителей и ктиторов обители, за всех почивших ее отец и братий.
Монахи пришли сюда только в самом конце XIX века и стали медленно, но верно восстанавливать разрушенное. Когда не хватало средств, на дороги выставляли ящики с надписью «помогите монастырю» и на собранные средства покрыли крышу, покрасили, привезли сюда всё необходимое для жизни и для молитв. И потихонечку обитель стала возрождаться.
Когда стали строить дома для монахов, то недалеко от монастыря нашли яму, в которой было захоронено большое количество людей. Кто это был? Братия и сёстры, которые были убиты в обители при нашествии врагов? Святые мученики, которые пострадали за свою веру, но не отступились от неё?
После этого найденные кости перенесли в тот самый склеп, где когда-то провёл свои дни предатель – царский вельможа. А над этими костями сегодня находится Святой Престол во имя св. благоверной царицы Тамары.
Вот, собственно, и вся известная нам история обители. Рассказывают еще одно предание о том, почему храм был построен именно здесь, на этом подножии горы. Говорят, первоначально ктиторы собирались строить монастырь в ином месте, по другую сторону пещеры Самадло, на плоской вершине высокой горы. То место, действительно, очень красиво: оно, как гигантский трамплин, нависающий над глубокой и широкой чашей гор, с него открывается прекрасный вид на окрестности; и сам храм, если бы его там построили, царствовал бы над всем окружающим пространством, замечательно просматриваясь со всех сторон. Но не так судил Промысел Божий! Согласно преданию, строители уже начали свозить на эту вершину камни, но поутру в недоумении обнаружили, что строительные материалы исчезли, стали искать и, к великому удивлению своему, обнаружили их глубоко внизу, на дне ущелья, сложенными на небольшой поляне на уступе горы. Воздав славу Богу, они решили построить монастырь на новом, чудесным образом указанном месте. Может быть, промысел Божий определил это место для святой обители, имея ввиду и то обстоятельство, что скромное положение монастыря, сокрытого в глуши глубокого ущелья, делает его таким удобным для ищущих спасение именно в наши дни, когда монахам столь необходимо скрываться как можно дальше от суеты и соблазнов обуреваемого страстями мира.
Архитектура и роспись храма
О монастыре Бетания практически не упоминает история. Молчат о ней и летописи. Молчат и те похороненные в этой земле люди, могилы которых находят здесь и по сей день. кому они принадлежат и кто здесь захоронены сегодня никто не сможет ответит на этот вопрос.
Однако историю этого храма можно проследить по древним фрескам, которыми богато оформлен сам храм, по орнаментам и надписям, по строгим формам архитектуры. А ведь когда-то обширная территория этого знаменитого грузинского монастыря была полностью окружена массивной стеной. Сегодня от той стены ничего не осталось. И только в высокой траве то там, то здесь ещё можно видеть каменные остатки, которые, как и кости ничего не смогут нам рассказать.
Да и от самой древней обители осталась всего лишь украшенная красивыми росписями крестово-купольная церковь, которая посвящена Богоматери, маленькая зальная церковь святого великомученика Георгия, построенная в 1196 году и широкий проезд с аркой. Скорее всего – это нижний этаж башни или звонницы, которая не сохранилась вовсе.
Роспись главного храма наполовину погибла. Та, что была наверху исчезла полностью. А сот то, что было внизу сохранилось и до сих пор. И некоторые фрески сегодня представляют особый интерес.
Схема росписи довольно необычна для грузинских храмов XII-XIII вв. В "эпоху Тамары" в конхе алтаря Богородичных храмов чаще всего изображали "Величие Богоматери", но в Бетании был изображен Спас на престоле (сохранилась только его нижняя часть). Ниже Спасителя - ряд пророков, что также необычно для того времени.
Исследователи предполагают, что первоначальная роспись апсиды - более древняя, чем другие фрески храма и, возможно, принадлежит к ранней церкви, которую при царице Тамаре перестроили, оставив алтарную часть и западный притвор нетронутыми. Похоже, что первоначальное здание не было крестово-купольным и могло относиться к Х веку. Возможно, что сначала храм Бетании посвящался Спасу или какому-либо Господскому празднику. Но это только догадки историков, на деле же, так и остается тайной: когда был впервые основан монастырь, когда и кем был построен и расписан первоначально, когда затем был перестроен при Сумбате, при каких обстоятельствах дорасписывался при св. Тамаре, сколько поколений потрудилось при создании этого прекрасного творения.
Когда-то роспись Бетании выглядела необыкновенно нарядно, богато, - все краски фресок очень дорогие, цвета живые и глубокие: ярко-алая киноварь, много на редкость яркого, красивого и чистого оттенка лазурита (им заполнены фоны почти всех фресок на восточной половине храма), аурипигмент, богатый набор охр, на царских портретах - золото; в общем, очень обширная палитра насыщенных, благородных по тону красок. Когда-то здесь были представлены не только двунадесятые праздники, но и подробно изображены Страстной и Богородичный циклы.
На южной стороне сохранились изображения пророков с предуказанными ими прообразами, символизирующими Богоматерь. Цикл этот, состоящий на сегодняшний день из девяти изображений, - наиболее ранний по своей развернутости, так как в других храмах он появляется только со второй половины XIII века.
Замечательно и уникально в своем роде изображение танцующего Давида в ярко-киноварном одеянии рядом с ковчегом завета и сосудом с манной небесной. Хорошо сохранилось изображение "Иезекииль пред вратами заключенными", просматриваются "Гедеон и чаша с руном", "Моисей и неопалимая купина", "Лествица Иакова", "Аарон с процветшим посохом", "Даниил перед горой", "Три отрока в пещи вавилонской".
Поразительны для того периода по силе выражения и редки по иконографии изображения на северной стене в окнах: "Иуда, получающий тридцать сребренников", "Тайная вечеря" со Христом во главе стола, передающим Иуде кусок хлеба, разделенное на две части "Омовение ног". Написаны эти фрески необычайно крупно, масштабно, свободно, но строго и красиво (в северном рукаве с ровным и холодным освещением, заставляющем внимательнее вглядываться изображения, краски - более яркие). Рядом - редкая по красоте сцена "Моление о чаше", крайне насыщенная изобразительно и динамически сцена "Предательство Иуды", "Страждущий Петр" со служанками, греющимися у огня, "Пилат, умывающий руки".
Цикл Распятия: росписи обогащены историческими подробностями, кажется, не упущена ни одна, даже мельчайшая деталь, как-то: сосуд для оцта, рассевшиеся скалы, раздравшаяся завеса храма. У человека маленького роста, забивающего в подножие Креста деревянные клинья, фигура как-то странно вывернута, что, однако, не сразу заметно - руки переставлены местами, левая имеет вид правой и наоборот, - это как бы наглядно показывает, какое страшное беззаконие совершают изображенные здесь люди. Далее - "Снятие со Креста", "Оплакивание" - по настроению, музыкальности решения и красоте не имеющее себе равных во всей росписи храма.
На западной стене в проемах окон сохранились сцены чудес Спасителя: "Исцеление бесноватых", "Исцеление слепого", ниже - композиция "Рай", с юга - "Лоно Авраама". Напротив, с севера - "Престол уготованный" и идущие к нему вереницы праведников, Ангелы, взвешивающие грехи людские, животные, извергающие мертвых, Ангелы, ввергающие грешников в ад; видна высунувшаяся из огненной реки голова Магомета в белой чалме. Еще прослеживается сцена "Пир Ирода" с танцем Саломеи, сохранилось уникальное "Причащение Марии Египетской".
В алтаре, под несохранившимся Деисусом, ряд пророков, это самая древняя в храме роспись (может быть, Х века). Ниже идет ряд Апостолов и ряд святителей. Эти два ряда переписаны в XIV или XV веке, но, видимо, все контуры повторяют рисунок первой росписи. Удивительны по красоте и изяществу орнаменты алтарной части.
Вот неразрывной цепью возносится аркой вязь из чудесных цветов, невиданных в земном мире райских соцветий; каждый лист, каждый бутон их тончайше прописан; и те цветы, что находятся на вершине свода и почти не просматриваются глазом, выписаны ничуть не с меньшей тщательностью.
Как видно, иконописец писал прежде всего для Господа своего, а не для угождения людям. Так и в оконных проемах алтаря, в таких местах, куда редко кто мог бы заглянуть, скрывается дивное чудо: великолепное кружево из голубых и вишнево-красных соцветий, с тончайшими белыми прожилками, на сине-черном, бирюзовом и киноварном фоне.
Кое-где, среди плетений орнаментов или на поземе композиций остались автографы древних мастеров - но не для памяти потомков они запечатлели свои имена! Святые иконописцы-монахи оставили нам свои молитвенные воздыхания, глубокие религиозные чувства и переживания, которыми были переполнены их души, ибо "от избытка сердца говорят уста".
Художник писал святые изображения, молился, иногда останавливался и погружался в духовные переживания, тогда в задумчивости он той же краской, что была на кисти, оставлял на стене едва заметный рисунок или надпись, отголосок своих сокровенных раздумий и настроений. Эти автографы донесли до нас два имени иконописцев, расписывавших в XII веке бетанский храм, - но не только имена: они донесли до нас гораздо большее, они открывают нам удивительную духовную глубину и великое христианское смирение этих блаженных душ.
В середине орнаментального цветка, украшающего горнее место, почти бисерными буквами белой краской исполнена надпись: "Христе, шеицкале Деметре" ("Христе, помилуй Деметре"). Рядом, в орнаментальной полосе, видимо, его же необычная молитва: «Не одинок я, черноликий, воистину. Судия всех, не отлучи меня от всех святых твоих христиан".
Второй художник оставил надпись на восточном откосе западного окна южного рукава в нижней части изображения Аарона, среди цветущих трав позема: "Упало, ну шеундоб Софроме" ("Господи, не помилуй Софрома"). Рядом же черной краской изображена маленькая фигурка художника в монашеской рясе, приникшая к ноге пророка.
Это один из лучших художников, расписывавших храм, автор пророков и "Тайной вечери". Он же оставил еще более странный автограф: в том же проеме окна, на западном откосе, у ног пророка Даниила красной краской скоро набросана фигурка быстро идущего монаха с распятием в левой руке, направляющегося к Кресту, стоящему на постаменте. Между Крестом и фигуркой изображение Распятого, данное лишь с помощью нимба и капелек крови, сочащихся из ран Христа.
В наши дни стало обыкновенным - гвоздем или осколком кирпича нацарапать на древней стене или поверх какой-нибудь древнейшей фрески в заброшенном храме свое имя огромными буквами. Любым способом запечатлеть, "увековечить", навязать свое "я" другим, желание громко крикнуть: "Я есть, я - такой-то, я тоже был здесь," - какая нелепость! Какая страшная болезнь времени! Сколько таких несчастных душ, страдающих от неудовлетворенного самолюбия, снедаемых тщеславием, жаждущих хоть как-то запомниться, отметиться в этом скоропреходящем мире, в бурлящем, быстро утекающем потоке жизни.
Только Христианство освобождает человека от такой болезненной потребности, уводя сыновей своих из этого непостоянного, почти что иллюзорного мира в мир непреходящей радости, в вечное, нетленное и нескончаемое бытие. Каждый христианин ощущает себя на земле странником.
Даже вся эта глубокосодержательная, утонченная, неземная красота христианских храмов - только слабый отголосок, легкое прикосновение, отблеск, отзвук вечной жизни, благовестие о грядущем Царстве Славы Божией. Появляются на земле эти благовестия с Неба и тают во времени, будто бы чудесные вспышки неземного света. Так прошла и растаяла, унеслась опять на небеса великолепная красота Бетанского монастыря. Мы застали только последний, уже угасающий, отблеск этого яркого чуда, но и он еще так много может сказать душе, ищущей горней красоты.
Когда стоишь сегодня на Богослужении в полупустом храме, смотришь на выцветшие фрески, воображение невольно рисует былое их великолепие, все богатое убранство, сонм отцов, благоговейно внимающих древним напевам службы, почтенного игумена с иеромонахами в алтаре, где-то подле северной колонны стоящих царских особ: когда-то и сама царица Тамара стояла здесь... и вдруг каким убогим, жалким, пустым покажется сегодняшнее наше время! Как ослабела и обесцветилась наша вера!
Все сегодня в нашей христианской жизни стало каким-то поверхностным, поспешным, все делается напоказ, не ради Богоугождения, вяло, безжизненно. Никто уже не напишет таких глубоких, таких духовно содержательных святых изображений, никто не станет уже так кропотливо вырисовывать каждую прожилку на бесчисленных райских цветах и не найдет терпения и времени, чтобы покрыть тонким кружевом камни стен. Интересы и вкусы людей сильно изменились, немного находится сегодня людей, действительно ревнующих о благоукрашении храма Божиего.
А древние фрески все больше стареют: краски блекнут, исчезают. Черные контуры осыпались и превратились в белые: белые зрачки глаз, белые брови, разрез губ, белые "тени" на ликах, как будто изображения Святых стали негативными. Может быть, это от того, что и мир наш стал негативным по отношению к святости: черное зовется теперь белым и белое черным? Святые фигуры на фресках как будто скрываются в толщу стен от все более развращающегося человечества.
Мы, современные христиане, похожи на нищих, которых позвали в трапезную по окончании великого пира собирать крохи и объедки со стола. Все званные на праздник гости, навеселившись и получив подарки, с почестями разъехались по домам. На нас стол не был рассчитан, но по милостивому снисхождению Владыки дома нам позволили "добрать" то, что осталось от обеда, и мы лишь по этим остаткам блюд и по некоторым удивительным предметам некогда пышной обстановки можем догадываться, какие чудесные события здесь происходили. Но и за это великое благо мы должны искренне благодарить Домовладыку, благодарить за оказанную нам, недостойным, милость, за то, что хоть и не роскошна трапеза наша, но все же мы сыты, и не умираем от голода

Вардзия

Вардзиа – это не просто высеченные в скале помещения. Это пещерная крепость – монастырь, которая появилась в Грузии недалеко от Тбилиси в XII веке. Появилась она не просто так. Крепость эта была предназначена для того, чтобы защитить знатное Боржомское ущелье от врагов, которые пытались захватить территорию с юга. Сегодня это культовое сооружение находится на территории современного района Аспиндза.
Сама пещерная крепость – монастырь тянется на 900 метров и находится она в отвесной туфовой стене горы под названием Эрушети. Перевести это название можно как Медвежья гора. А внизу скромно и практически незаметно протекает Кура… В самой горе высечено примерно 600 помещений, но точное количество их, к сожалению, не известно. Здесь есть и помещения, которые были церквями и часовнями, кельями и кладовыми, банями и трапезными, казнохранилищами и библиотеками. Также при желании можно найти и небольшие потайные переходы, правда большая часть из них уже завалена, и остатки древнего водопровода, который позволял жителям Вардзии не умереть от жажды, и оросительная система, которая тоже несомненно играла огромную роль в жизни людей, которые обитали в этом месте. Сами помещения вглубь скалы уходят на целых 50 метров, а их высота расположения друг над другом равна высоте современного восьмиэтажного дома.
Но самое удивительно состоит в том, что крепость совершенно не была видна снаружи. Если к горе подходил неприятель, то ничего кроме обычной горы он и не видел. И именно в этом заключается главная особенность Вардзии. С поверхностью пещерный город был связан только тремя хорошо замаскированными отверстиями, и поэтому воины, которые дожидались в самой горе неприятеля, появлялись перед вражескими солдатами совершенно неожиданно – буквально из-под земли.
Когда прогуливаешься по этому просто огромному пещерному городу, то кажется, что для того, чтобы вырубить такое количество помещений нужно невероятно много времени. Но на самом деле это далеко не так. Весь город в скале был вырублен всего лишь за год! Такая спешка была продиктована сильной оборонительной необходимостью и от того, как скоро был вырублен этот скальный город, зависела оборона Грузии. А это было в те времена невероятно важно.Пещерный город-монастырь Вардзия.
Окрестности Вардзиа были заселены с давних времён. Всё дело в том, что именно по этой территории проходил тот путь, который связывал Грузию с Востоком, а это значит, что такую важную дорогу просто необходимо было защищать. И от этой защиты зависела и спокойная жизнь самой Грузии. Поэтому лучше места было просто не найти. Неприступные горы Грузии всегда благосклонно относились к своим жителям. Они давали кров и убежище, они кормили и одевали, и, конечно же, надёжно защищали от врагов.
С самого первого дня своего создания Вардзиа стала не только крепостью и скальным городом. Для грузинского народа это место стало святыней, которое вызывало поклонение практически каждого жителя страны. Вардзиа любили, уважали и почитали. Вардзиа ставили на порядок выше древнейших храмов, которые в те времена имели невероятное значение – Болниси и Джвари. И, конечно, представить Вардзиа без знаменитой грузинской царицы Тамар просто невозможно. Ведь именно эта женщина считается основательницей этого важного стратегического объекта – защиты, храма и монастыря одновременно.
В 1203 году Вардзиа стал местом сбора многочисленных воинов со всей Грузии, которые собрались здесь для того, чтобы под предводительством славной царицы Тамар выступить против мусульманской армии, которая к тому времени достигла уже четырёхсот тысяч. Эта знаменитая битва получила название Басианская битва. В ней победили грузины, а Вардзиа, где собирались воины перед битвой, с тех пор стало самым настоящим святым местом, которое благоволило грузинским воинам в войне с захватчиками свободолюбивой страны.
Эту великую и сложную победу чуть позже описал в своих песнопениях Иоанн Шатвели. Называлось это произведение «Песнопения Вардзийской Богоматери». Написано это великое сочинение было в самой Вардзии и хранилось в местной библиотеке. Но это сокровище монастыря до нас дошло только в миниатюре.
Через круглые и квадратные проемы и окошки из пещер открывается ошеломляющий вид на близлежащие горы и петляющую реку Кура. Вардзиа XII - начала XIII веков – это политический и культурный центр, который играл огромное значение в жизни и развитии страны. И, конечно, не стоит забывать о том, что это был и самый знаменитый и самый большой религиозный центр, посетить который стремился каждый житель страны. К тому же Вардзиа – это место, где собирался свободолюбивый народ, народ, который не смогли сломить никакие войны и катаклизмы.
Но Вардзиа в своём первоначальном виде существовал очень и очень недолго. Всё дело в том, что в 1283 году страну постигло сильное землетрясение, во время которого пострадали многие священные места страны, в том числе и Вардзиа. Во время этого природного катаклизма от тайного города в скале отвалился целый кусок породы, который обнажил то, что находилось в самой горе, и всем врагам стало хорошо видно, что творится теперь в самой скале.
После этого землетрясения Вардзиа раз и навсегда утратила своё стратегическое значение. И теперь город в скале стал всего лишь самым обычным монастырём. Кстати, этот монастырь функционирует и по сей день.
В XV-XVI веках в стране стали происходить внутренние конфликты и именно в этот период на Грузию стали нападать невероятно агрессивные воины Ирана и Турции, для которых Грузия в те времена была просто бельмом на глазу. В те нелёгкие времена Вардзиа вынуждена была защищаться сама по себе.
А в 1551 году битва завязалась в самом монастыре. Именно в это время персидские войска напали на Грузию, а Вардзиа ни в какую не хотела сдаваться. Страной тогда правил царь Луарсаб I, и именно войска под его началом смогли отбить жесточайший натиск перцев. После этого гора – крепость просуществовала ещё 27 лет, пока область Месхети, а именно там расположена Вардзиа, не попала под полное влияние Турции.
После этого захвата Вардзиа опустел. Монахи этого пещерного монастыря переселились в Имерети и Картли, сам Вардзиа обезлюдел, монастырь был закрыт, а стены под напором природных сил стали постепенно осыпаться и разрушаться.
Происхождение названия
Когда-то очень и очень давно, когда царица Тамар была ещё маленькой девочкой, она просто обожала играть в недостроенном пещерном городе. В этот раз в этих играх принимал участие и её дядя. В одну из таких игр мужчина потерял маленького ребёнка из вида, и тогда девочка громко и звонко крикнула «Ак вар, дзиа!» «Я здесь, дядя!». Последние слова этой фразы – вар дзиа подхватило эхо и гулким звоном разнесло по всем комнатам недостроенного каменного монастыря. И это эхо услышал и царь Георгий III, отец Тамар, который и повелел именно так – Вардзиа – назвать строящейся монастырь.
Позднее в 1193 – 1195 годах повзрослевшая Тамар сама жила в этом пещерном городе вместе со своими детьми и всей свитой. В память об этом на одной из стен Вардзиа можно найти изображение великой грузинской женщины, которое было сделано ещё при её жизни.

Copyright © 2018
All Rights Reserved
При копировании ссылка на этот сайт обязательна